Присоединяйтесь к нашему инвестиционному форуму, на котором уже 513,823 пользователей. Чтобы получить доступ ко многим закрытым разделам и начать общение - зарегистрируйтесь прямо сейчас.
Старый 29.11.2015, 17:24
Реклама: Место для Вашего объявления!
#1
Профессионал
 
Имя: Алексей
Пол: Мужской
Возраст: 36
Адрес: Россия
Инвестирую в: Другое
Регистрация: 26.04.2009
Сообщений: 1,195
Благодарностей: 377
Экономист Тома Пикетти — РБК: «Куда в России делись деньги?»

В интервью РБК французский экономист Тома Пикетти раскритиковал российское правительство за недостаточную борьбу с неравенством и поиск внешних врагов, цель которого — отвлечь население от внутренних проблем


Французский экономист Тома Пикетти получил всемирную известность в 2014 году, когда была выпущена англоязычная версия его книги «Капитал в XXI веке». 700-страничное исследование почти сразу стало бестселлером в категории нон-фикшен, по версии New York Times. К концу 2015 года совокупный тираж книги превысил 1,5 млн экземпляров.

На основе анализа статистических данных европейских государств и США за несколько столетий Пикетти показал, что с течением времени богатство концентрируется у узкой группы лиц. Автор дал понять, что это может угрожать демократии. По его наблюдениям, перераспределение богатства происходит как естественным путем — через распространение образования и появление новых технологий, так и в результате войн.

Масштаб сведений, изученных Пикетти, и его идеи, например ввод всемирного налога на сверхбогатых, вызвали бурю в научных кругах и в СМИ. Книгу ученого комментировали как экономисты, так и бизнесмены, например Билл Гейтс. Осенью прошлого года «Капитал в XXI веке» стал книгой года, по версии The Financial Times.

Ажиотаж вокруг «Капитала в XXI веке» объясняется тем, что западное общество, раздраженное экономическим кризисом и огромными доходами в финансовом секторе, получило академическое исследование с приятным для него выводом об опасности неравенства, писала в своем обзоре The Guardian. Россия в прошлом году почти не заметила работу Пикетти. По словам бывшего на тот момент профессором НИУ ВШЭ Константина Сонина, в стране не удалось запустить общественно-политическую дискуссию по поводу неравенства.

— Ваша книга «Капитал в XXI веке» вызвала яростную полемику. Правые ее критиковали, а левые — хвалили. Были ли вы готовы к такой бурной реакции?

— Целью книги и было вызвать дискуссию, но я не ожидал такого масштаба. Хочу особо подчеркнуть, что «Капитал в XXI веке» предназначен не для «правого» и не для «левого» читателя, эта книга для всех, кто умеет и любит читать. Неравенство часто становилось предметом обсуждения, но никогда ранее оно не анализировалось на таком объеме статистического материала. Мы хотели сделать эту статистику достоянием гласности.

— Влияли ли как-то ваши убеждения (Пикетти считается левым интеллектуалом) на книгу? Не пытались ли вы с помощью собранных вами материалов доказать истинность ваших воззрений?

— Абсолютно нет. Я ученый. Я работал с данными, которые раньше никогда не изучались в таком ключе. Я не знал, к каким выводам мы придем. Мы собрали максимально возможное количество сведений, а затем я объяснил их наиболее очевидным образом. У нас не было никакой политической задачи.

— СМИ больше всего в вашей книге зацепили два вывода — о том, что частный капитал прирастает быстрее, чем национальная экономика (вне зависимости от страны), а также о том, что неравенство угрожает или даже подрывает демократию. Журналисты верно интерпретировали эти тезисы?

— Связь между неравенством и демократией — сложная вещь. Речь не идет о прямой механической зависимости, вроде «при таком уровне неравенства демократия находится в опасности». У меня нет такой формулы. Я подчеркиваю, что мы не обречены на вечный рост неравенства. Существуют факторы, которые его сглаживают. Речь идет, например, о распространении образования. Но я уверен, что концентрация капитала в европейских государствах под контролем немногочисленной группы лиц привела к росту национализма, а затем и к Первой мировой войне.

Сегодня неравенство также выливается в рост национализма, в стремление найти врага за рубежом. Это очень опасно, в том числе и для современной России, где правительство не справляется с вызовами неравенства. Много капитала было выведено из страны, капитал в стране сконцентрирован в руках узкой группы лиц. В результате обществу предлагается искать врагов за границей. Последствия этой политики могут быть непредсказуемыми как для России, так и для всего мира.


— Следите ли вы за экономической ситуацией в России?

— В последнее время на экономику России негативно влияет геополитика. Частично это связано с желанием российского руководства найти виновника всех зол за пределами страны, отвлечь общество от внутренней ситуации. Я не уверен, что это умная стратегия.

Помимо этого, в России слишком непрозрачная финансовая система, а данных по неравенству практически нет. Средства выводятся за рубеж, россияне их не получают. В последние 15 лет у России был большой профицит внешней торговли — в среднем до 10% ВВП. В последний год этот показатель снизился до 5–7% ВВП. Но куда в России делись эти деньги? Золотовалютные резервы России не дотягивают даже до $400 млрд — 25% ВВП России. Деньги ушли в офшоры и принадлежат российским миллиардерам и тем, кто решил эмигрировать. Российское правительство в последние 15 лет не решило эту проблему.

Еще один вызов — отсутствие публичной статистики. У вас есть подоходный налог, но нет сведений о его собираемости. У скольких лиц доходы превышают 20 млн или 30 млн руб.? Если правительство всерьез рассчитывает бороться с коррупцией — оно должно публиковать такие данные.

Цитата:
Тома Пикетти родился в 1971 году в пригороде Парижа Клиши. Его родители придерживались левых убеждений и участвовали в парижских выступлениях студентов в 1968 году. В 18 лет Пикетти поступил в престижный университет Ecole Normale Superieur. Четыре года спустя он защитил диссертацию о распределении богатства в другом ведущем ВУЗе — EHESS, после чего начал преподавать в Massachusetts Institute of Technology.

В 2006 году Пикетти недолгое время был экономическим советником кандидата на пост президента от партии социалистов Сеголен Руаль. В 2012 году ученый поддержал кандидата-социалиста Франсуа Олланда, но вскоре Пикетти разочаровался в нем. В 2015 году в знак несогласия с политикой Олланда ученый даже отказался от ордена Почетного легиона: «Не правительство должно решать, кто достоин этой награды», — аргументировал он свое решение.

Пикетти отрицает, что его левые взгляды оказали влияние на выводы его главной работы — «Капитал в XXI веке». Появившаяся весной 2014 года англоязычная версия книги стала бестселлером и принесла автору мировую известность. The Financial Times предположила, что «Капитал в XXI веке» сделал Пикетти миллионером. Сам ученый по этому поводу говорил, что был бы не против большую часть своих доходов отдавать государству в виде налогов.

Москву Пикетти в первый раз посетил в 1991 году и был, по его словам, шокированным увиденным. Несмотря на симпатии к социалистам, он подчеркивает, что выступает за конкуренцию, свободный рынок и частную собственность.
— Насколько миграционный кризис, с которым столкнулась Европа, связан с проблемами неравенства?

— Неравенство между странами является одной из главных причин миграций. Европа может и должна принимать больше мигрантов. До начала глобального экономического кризиса в 2008 году чистый ежегодный приток мигрантов в ЕС достигал 1 млн чел. ЕС справлялся с этим потоком — безработица снижалась. Только после кризиса и рецессии европейские страны стали пересматривать свои взгляды на миграцию. Европа сильно отличается в вопросах демографии. Например, во Франции рождаемость больше, чем в Германии. Но и там и там без мигрантов население начинает сокращаться. А есть еще Восточная Европа с ее низкой рождаемостью и нежеланием принимать переселенцев. Это путь к вымиранию. Европе нужна сбалансированная демографическая политика. Молодежь должна иметь возможность получать рабочие места и создавать при этом семью, но мы обязаны принимать и интегрировать мигрантов.

— Вы часто критикуете президента Франции Франсуа Олланда. Кто из европейских политиков вам по душе?

— Будь на месте Олланда кто-то другой, могло быть еще хуже! Не думаю, что Николя Саркози справился бы лучше его. Он любил всех поучать. Олланд скромней. Основная уязвимость современной Европы — в самих структурах власти. У глав государств ее слишком много, сами они слишком заметны. Это не работает. Я бы хотел, чтобы в Европе и, особенно в еврозоне, действовал общий парламент, в котором заседали бы депутаты национальных законодательных органов. Нам нужно больше диалога и прозрачности. Решения должны приниматься большинством голосов. Посмотрите, как ЕС подошел к решению проблемы греческой задолженности этим летом. В середине ночи просто было выпущено заявление глав государств, без его общественного обсуждения. Нам нужно больше демократии.

— Вы евроскептик или еврооптимист?

— Я еврооптимист. Но я хочу других институтов. Единственная организация в ЕС, которая принимает решения на основе мнения большинства, — Европейский центральный банк. Печатать деньги легко и приятно. Но простым «производством» денег проблем не решить. Было бы здорово, если бы Европа ввела единый корпоративный налог. Мы всегда читали грекам нравоучения, что они должны привести свою налоговую систему в порядок. Нотации исходили от бывшего премьер-министра Люксембурга Жана-Клода Юнкера. Недавно выяснилось, что в Люксембурге действовали нулевые сборы с транснациональных корпораций. Как после этого мы можем чего-то требовать от Греции?

Страны ЕС могут в добровольном порядке объединиться, чтобы ввести единый корпоративный налог. Желающие могут присоединиться к нему позже. Мы не должны никого ждать. Мы можем создавать новые институты внутри ЕС. Думаю, что скоро это начнет происходить. Вот почему я — еврооптимист.


— Рост евроскептицизма в ЕС объясняется экономическими неурядицами или европейцы просто больше не верят в объединенную Европу?

— Евроскептицизм проистекает не только из экономических неурядиц. Проект ЕС уникален. Никто раньше не создавал столь масштабное транснациональное объединение. В Европе проживают около 500 млн человек, а в США на момент их формирования — было только 3 млн. Национализм вредит ЕС. Германия во всем обвиняет Грецию, Греция — Францию и т.д. Это замкнутый круг.

— Собираетесь ли вы продолжать заниматься изучением неравенства? Готовы ли вы к тому, что новые сведения могут заставить вас пересмотреть ваши взгляды, как случилось с политологом Фрэнсисом Фукуямой? В начале 1990-х он опубликовал эпохальную статью «Конец истории и последний человек», но потом был вынужден подвергнуть их ревизии.

— Конечно! Мои взгляды меняются с течением времени. Мы получаем доступ ко все новым сведениям. Успех «Капитала в XXI веке» позволил нам изучить статистику Бразилии, Аргентины, Тайваня, Южной Кореи. Мы не смогли включить анализ этой информации в книгу, потому что у нас ее просто не было. Новые сведения еще только предстоит проанализировать.

— Не кажется ли вам, что левые идеи — поддержка высоких налогов, большого и активного государства, перераспределения богатства — теряют поддержку в мировом масштабе?

— Россия и Китай пережили коммунизм, но в результате они выбрали очень экстремальные формы капитализма. Маленькое государство еще не гарантирует процветания, скорее наоборот. Посмотрите на ту же Европу — у Болгарии и Румынии на налоговые отчисления приходится 25% ВВП. Для сравнения, в Швеции этот показатель составляет около 50%. Скандинавские страны вкладывают средства налогоплательщиков в образование и медицину. Польза маленького государства — это сугубо идеологическое представление.

— Вас называют экономистом рок-звездой. Кем вы восхищаетесь, кто из экономистов оказал влияние на вашу работу и взгляды?

— Я считаю себя не экономистом, а скорее социологом и историком. На меня повлияли французские ученые — Фернан Бродель (основатель влиятельной историографической школы «Анналов». — РБК), Пьер Бурдьё, американский социолог Саймон Кузнец. Кроме того, я слежу за работами экономистов Пола Кругмана, Джозефа Стиглица, британца Тони Аткинсона.

— Вы когда-либо хотели сменить карьеру ученого на работу в правительстве или в крупной международной организации?

— Я иногда получаю подобные предложения, но отказываюсь. Я верю в силу книг и идей. Политики просто следуют за общественным мнением. В конце концов более продуктивным и более амбициозным может быть смена общественных настроений. Моя книга вызвала яростную полемику, но также способствовала демократизации экономического знания. Политика не должна становиться профессией. Моя задача — преподавать и заниматься исследованиями.

— Можно ли совместить капитализм с общечеловеческими ценностями?

— Да, абсолютно. Капитализм бывает разным. Для этого необходима сильная работающая демократия. Капитализм не должен служить оправданием для передачи огромных состояний из поколения в поколение. В России и Китае нет налога на наследство, в то время как в исконно капиталистической Японии — есть. С этим нужно бороться, иначе это станет частью культуры. Россия перешла от коммунизма к олигархическому капитализму. Все-таки между этими крайностями есть и промежуточные​ стадии.

Источник
Globomen вне форума
Метки
интервью, новости, финансовая независимость, финансовая перспектива, финансового благоплучия
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Опции темы

Быстрый переход
Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Куда делись 3,5 трлн нефтедолларов? Gilan Новости в мире финансов и инвестиций 27 16.01.2015 04:44
Куда делись деньги? DaTre Вопросы и предложения 4 09.08.2008 18:24