Президент и генеральный директор компании Fidelity Investments (Эбигейл Джонсон) - Истории успеха знаменитостей | MMGP
Присоединяйтесь к нашему инвестиционному форуму, на котором уже 434,245 пользователей. Чтобы получить доступ ко многим закрытым разделам и начать общение -  .
Вход через:  
Истории успеха людей, которые стали всемирно известными звездами финансового олимпа.
Важная информация
Есть опыт работы с криптовалютами? Заведи Крипто-Блог и заработай на нём!
Торгуешь криптовалютой? Оставь свой отзыв о бирже!
Разбираешься в криптовалюте? Прими участие в акции Крипторайтер 2.0 (2-10 поинтов за 1000 символов)
Изменения в акции "Оплата за сообщения".
Как на одной публикации заработать $100
Ответить
 
Первый пост Опции темы
Сообщения прочитаны и/или просмотрены Сегодня, 08:53
Старый 23.06.2016, 13:29
#1
Мастер
 
Имя: FMFM
Пол: Мужской
Инвестирую в: Свой бизнес
Регистрация: 21.09.2014
Сообщений: 3,679
Благодарностей: 618
УГ: 3
КП: 0.174
подарки
Президент и генеральный директор компании Fidelity Investments (Эбигейл Джонсон)

Обладающая состоянием размером 14,4 миллиардов долларов 54-летняя Эбигейл Джонсон, в деловых кругах известная как Эбби, по версии издания «Форбс» занимает 65-е место среди богатейших людей планеты и 29-е место среди богатейших американцев, а также является самой богатой жительницей штата Массачусетс и города Бостон. По версии этого же издания, она занимает 16-е место в списке самых влиятельных женщин мира, причем в 2015-м году она была в нем 19-й, оставив позади певицу Бейонсе Ноулз (21-я) и генерального директора Yahoo Мариссу Майер (22-я). С 2014 года Эбигейл Джонсон занимает пост главного исполнительного директора американской фирмы Fidelity Investments. Джонсон состояла в Комитете по регулированию рынков капитала и была членом Совета директоров Ассоциации отрасли ценных бумаг и финансовых рынков (SIFMA). Она также является первой и единственной женщиной, служившей в совете Форума финансовых услуг. В 2004-м году ее компания управляла огромной суммой в 893 миллиарда долларов в активах на рынке взаимных фондов, и по этой причине с середины нулевых годов ее можно было считать одной из самых влиятельных женщин в рядах американских финансовых руководителей. Несмотря на свое высокое карьерное положение и большое состояние она избегает публичности и редко дает интервью.

Эбигейл Пьерпонт Джонсон происходит из старой бостонской семьи, которая начала заниматься торговлей в Новой Англии еще в начале XIX века. В 1946 году ее дед Эдвард Джонсон II основал взаимный фонд Fidelity Management and Research (FMR). Взаимными фондами называют сообщества работающих на рынке акций инвесторов, чьи деньги собираются и управляются профессиональным портфельным менеджером или группой менеджеров. Отец Эбигейл Эдвард (Нед) Джонсон III взял бразды правления компанией в 1977 году, когда Джонсон-старший ушел в отставку. Компания Fidelity стремительно выросла во время всеобщего инвестиционного бума на фондовом рынке, пришедшегося на 1980-е и 1990-е годы.


Стажер, аналитик акций, портфельный управляющий

Эбигейл Джонсон родилась 19 декабря 1961 года, она является старшей из трех детей Неда и Элизабет «Лилли» Джонсон. Выросшая в районе Норт Шор, она получила классическое для бостонского высшего общества воспитание, посещая престижную школу Buckingham Browne & Nichols в городе Кембридж, проводя лето в родовом имении в штате Мэн и специализируясь в истории искусства в Колледже Хобарта и Вильяма Смита, который закончила в 1984-м году со степенью бакалавра. Несмотря на внушительный семейный капитал, к 2012 году составивший примерно 22 миллиарда долларов, она выросла со стойким отвращением к публичной демонстрации богатства. Возможно, именно по этой причине она даже проработала одно лето официанткой. Мало кто за пределами делового мира слышал ее имя. Члены ее семьи редко упоминались на страницах газет, поэтому неудивительно, что финансовый воротила Нед может пройти по бостонской улице, и его никто не узнает.

Эбигейл впервые устроилась в Fidelity сразу по окончании средней школы в 1980 году. В ее обязанности тогда входило отвечать на звонки в отделе по обслуживанию клиентов. По окончании колледжа Джонсон отправилась работать в качестве партнера в консультирующую по вопросам управления фирму Booz Allen Hamilton, где проработала в 1985-1986 годах. В 1988 году она закончила Гарвардскую школу бизнеса со степенью МВА и вышла замуж за Кристофера МакКоуна, предпринимателя из сферы здравоохранения, которого повстречала, когда они оба трудились в Booz. Супруги поселились в бостонском пригороде Мильтоне на лесистом 5,6-акровом участке в доме с семью спальнями, принадлежавшем деду Эбигейл, где живут теперь со своими двумя дочерьми-подростками.

Эбби снова отправилась работать в Fidelity вскоре после замужества, став усердным и выносливым стажером. Она начала как аналитик акций и потом доросла до портфельного управляющего. С 1988-го до 1997 года она успела поработать в шести разных фондах. В 1994-м Джонсон была назначена заместителем директора фирмы, а год спустя ее отец отказался от крупной доли голосующих акций, передав их родительской компании FMR. Это превратило Эбигейл Джонсон в крупнейшего дольщика, и деловая пресса предсказывала, что маневр ее отца открывал ей прямой путь к месту председателя компании. В первом полугодии 1995 года Эбби стала одним из высших руководителей Фиделити, при этом смогла получить портфельную прибыль в размере 25,2%, составившую 1,9 миллиардов долларов. Джонсон ушла из портфельного управления в 1997 году, чтобы работать в среднем руководящем звене фирмы. В течение следующих 14 лет она трудилась практически в каждой ключевой области компании, руководя ее информационными системами, отделом акций, огромным взаимным фондом, и обширным бизнесом Fidelity по управлению пенсиями и пособиями. В 1998 году она была повышена до старшего вице-президента.


Благодаря упорству и старанию доросла до высших должностей

В мае 2001 года Эбигейл Джонсон доросла до президента FMR и стала третьим человеком в компании после ее отца и главного операционного директора Роберта Рейнольдса. На новой должности Эбби заменила Роберта Позена, который занимал это место четыре года. На посту президента Эбби предстояло отвечать за работу всех портфельных менеджеров компании, а также за ее бостонских аналитиков и трейдеров. В то время 280 взаимных фондов под управлением Фиделити были в непростом положении, так как на рынке возобладала медвежья тенденция, и стоимость акций на торгах постоянно снижалась. К тому моменту 39-летняя Эбби прочно вошла во внутренний круг фирмы, так как на постах заместителя директора и старшего вице-президента подразделения собственного капитала участвовала в формировании корпоративной деловой политики. Надо признать, что за долгие годы деятельности Fidelity семье Джонсонов удалось сохранить свое влияние на эту фирму, поскольку в марте 2013 года они владели 49-процентной ее частью, причем в распоряжении Эбби был 24-процентный пакет акций основанной ее дедом финансовой компании.

Но, по мнению аналитиков, даже если бы Эбигейл не была членом семьи, ее упорство и старание в построении карьеры все равно привели бы ее к тем же самым вершинам иерархии. «У нее есть соответствующие навыки и опыт, она знает организацию и культуру Фиделити так же хорошо, как и любой другой», - заметил Эдвард Джонсон III. Эбби курировала некоторые из крупнейших фондов фирмы, включая Magellan и Contrafund. Она также управляла специализированными телекоммуникационными и другими многопрофильными фондами. По мнению Питера Ди Тереза, старшего аналитика из Morningstar, по сравнению с такими конкурентами, как The Vanguard Group и Putnam Investments, Фиделити работала неплохо, однако далеко не блестяще. Прежде, чем Позен пришел в совет директоров в 1997 году, фирма тянула на себе много неэффективных фондов, пользовалась непредсказуемыми инвестиционными стратегиями и страдала от высокой текучести кадров среди управляющих. Например, Magellan, крупнейший фонд Фиделити, в котором в 2001 году скопилось примерно 89 миллиардов долларов, получил в 1996 году 11,7% прибыли и 26,6% в 1997-м, а фонд Contra принес 23% в 1997-м, что оказалось существенно меньше, чем у лидеров отрасли.


Постепенный рост сменился агрессивным развитием

Не удивительно, что на протяжении ряда лет Фиделити теряла свою рыночную долю, - при том, что множество конкурентов наподобие Vanguard Group в то же время приобретало новых клиентов благодаря передовым рыночным стратегиям. Однако нельзя сказать, что Fidelity потеряла и свое место в высшей финансовой лиге. Она все еще оставалась мощной империей, клиентами которой были миллионы инвесторов, и контролировала 1,4 триллиона долларов. Под управлением Fidelity было почти 900 миллиардов долларов в американских взаимных фондах и еще 100 миллиардов в фондовом бизнесе за пределами страны. «Ее инвестиционные решения ощущаются на рынке акций и в компаниях, акциями которых она владеет», - было замечено в статье в Economist.

По наблюдениям отраслевых аналитиков, деловая политика Эбби Джонсон несколько отличалась от той, которой придерживался ее отец. Нед Джонсон, собиратель азиатского искусства, был последователем кайдзена, - японской философии управления, предлагающей осуществлять рост небольшими шагами и представляющей прямую противоположность обычному американскому стремлению к росту путем слияний и поглощений. Эбигейл, напротив, любила современное искусство, и потому озвучила другую точку зрения на этот вопрос в одном из редких интервью. «Иногда вы можете улучшать дела постепенно, - приводились ее слова в статье в BusinessWeek. – Однако порой это не помогает, и вам только остается сказать: давайте утихомирим этого ребенка».

Компания Fidelity выделялась среди взаимных фондов тем, что позволяла своим портфельным управляющим агрессивно покупать и продавать, а не просто следовать индексам рынка акций, как делали многие из ее конкурентов. При этом Эбигейл Джонсон предлагала своим менеджерам действовать все смелее, хотя и допускала, что эта стратегия была довольно опрометчивой. «Никогда не ясно в полной мере, что является разумным риском, и поэтому мы нанимаем умных людей», - заметила она. Благодаря агрессивному расширению, осуществленному отцом Эбигейл, работа в отрасли взаимных фондов была только частью деятельности Фиделити, которая также развила бурную деятельность в сферах венчурного капитала, недвижимости, временной занятости, и даже в автобусном бизнесе. Второго мая 2005 года Эбигейл была назначена президентом принадлежащей Фиделити компании Employer Services, предоставляющей корпоративным клиентам услуги в области пенсий, пособий и людских ресурсов.


Избегала общественного внимания и придерживалась семейных ценностей

Руководя рядом взаимных фондов акций с 1980-х до 1997 года, Эбби в каждом из них работала примерно по полтора года. Условный инвестор, который отдал бы ей под управление 10 тысяч долларов в начале ее карьеры, имел бы баланс в 35,960 долларов после уплаты комиссионных, когда она перестала управлять фондами. В начале 1997 года Джонсон перестала самолично заниматься инвестированием и возглавила бизнес по управлению активами. По предложению отца в 2005 году она возглавила пенсионный отдел. В 2010-м году под ее контроль перешли брокерские и другие институциональные услуги.

Джонсон была одной из немногих женщин, управлявших взаимными фондами, которых к тому времени набралось уже более четырехсот. Избегая контактов с широкой общественностью, она все же приобрела известность в бостонском штабе Фиделити. После одиннадцатичасовых рабочих дней в офисе она отправлялась домой в бывшую обитель ее деда, расположенную на пригородной бостонской дороге, и в свободное время вместе с семьей ездила отдыхать на остров Нантакет. Ее компания так разрослась, что стала выпускать свою собственную независимую периодику, - в частности, новостную рассылку Fidelity Insight. Ее редактор Эрик Кобрен высоко оценил Джонсон за ее старомодные американские ценности и неприятие публичности. «Она спокойная и приятная, и она усердно работает каждый день, - сказал Кобрен журналисту Time Даниэлю Кадлеку. – Она не создает ощущения того, что является одним из богатейших людей в мире».

Знающие Эбигейл Джонсон люди описывают ее как чрезвычайно серьезную, это видно и по ее фотографиям: если она и улыбается, то обычно очень сдержанно, а в скрытых за очками глазах всегда видна сосредоточенность. Известная своими трудолюбием и способностью к быстрому включению в рабочий процесс, она за два с лишним десятилетия, проведенные во взаимном фонде Fidelity Investments, не переставала работать ни во время двух беременностей, ни по причине серьезной болезни в 2007 году, от обсуждения которой она всегда уклонялась. В августе того года деловая пресса сообщила, что Джонсон потеряла вес и что из-за выпадения большого количества волос стала носить парик, из-за чего в газетах и в самой Fidelity выдвигались версии, что у Эбби был рак. Впрочем, даже торжественные поводы не вызывали у нее желания надолго нарушить привычный многолетний режим молчания. Например, она ограничилась немногословным выступлением, когда в августе 2012 года была назначена президентом Fidelity Investments Financial Services, хотя этот пост сделал ее вторым человеком во втором крупнейшем в США взаимном фонде, управлявшем 3,8 триллионами долларов.


Руководила компанией в стиле деда, а не отца

Стремительный карьерный рост ввел 51-летнюю Эбби в очень узкий круг женщин, занимавших верхние этажи иерархии в компаниях из финансовой отрасли. В него входили Мелоди Хобсон, - президент управлявшей тремя миллиардами долларов чикагской фирмы Ariel Investments; Инна Дрю, - бывший главный специалист по инвестициям в JPMorgan Chase, ушедшая в отставку после того, как этот банк потерял на торгах 6,2 миллиардов долларов; и Салли Кравчек, - бывший президент инвестиционного отдела Bank of America, которая была кандидатом на пост председателя Комиссии по ценным бумагам и биржам. Эбби Джонсон вступила в эту группу избранных, когда Fidelity столкнулась с некоторыми опаснейшими за ее более, чем полувековую историю, угрозами. Хотя компания стабильно получала высокие доходы, в частности, за счет брокерских комиссий, сборов за управление активами, инвестиционного консультирования и бухгалтерского учета, Фиделити больше не была крупнейшим взаимным фондом в стране, судя по размеру активов под ее управлением. В 2010 году она уступила первенство компании Vanguard. Клиенты из целевой группы Фиделити все чаще уходили из активно управлявшихся фондов акций, долгое время являвшихся фирменным продуктом этой компании, в пассивные фонды акций и более консервативные фонды с фиксированным доходом.

Чтобы восстановить расшатавшийся семейный бизнес, Джонсон могла положиться на помощь большой команды менеджеров, включавшей ее всемогущего отца, которому в тот момент было 82 года, в свое время сумевшего превратить основанную его отцом маленькую бостонскую фирму в инвестиционного гиганта. При этом составлять стратегию работы и выбирать долгосрочные ориентиры ей предстояло в одиночку, так как управляющие активами вкладчиков финансовые компании чаще всего процветают именно благодаря индивидуальному руководству. «Любой, кому доводилось управлять деньгами, знает, что «игра на собственной дудке» обычно означает выход на вершину вашей собственной производительности», - подтвердила это наблюдение Джонсон в беседе с обозревателем BusinessWeek Джеффри Смитом.

Она заслужила уважение за ее умение вести технологический и управленческий процессы, - заметил Рональд О`Хэнли, занимавший в Fidelity Investments пост президента по управлению активами и корпоративным услугам. Он добавил, что Эбби «действительно движима вещами, которые другие могли считать изнурительными или даже неинтересными», а также чуть ли не чрезмерной сосредоточенностью на потребностях клиентов Fidelity, «даже если это не лучшая вещь с точки зрения нашей выгоды». Тихая и сдержанная, она приобрела известность как менеджер, работавший в стиле сотрудничества, больше напоминавшего манеру ее дружелюбного деда, чем ее бесцеремонного отца. «Она в огромной степени личность, поощряющая дебаты и дискуссии, - считает О`Хэнли. – Она не управляет в приказной манере или поднимая голос или утверждая, что она самый умный человек в комнате».

Ради оживления бизнеса пришлось чаще выходить в свет

Среди ее важнейших задач, по мнению аналитиков, было возвращение утраченной доли рынка. С конца 2008 года взаимные фонды акций и облигаций компании Vanguard привлекли у инвесторов 274 миллиарда долларов, а у Fidelity этот показатель составил всего 52 миллиарда. Особенно сильно компания Джонсонов пострадала от сокрушительного обвала, вызванного банкротствами дот-комов, и всеобщего экономического кризиса в 2008 году, вынудившего инвесторов уйти в более выгодные с точки зрения комиссионных платежей индексные и биржевые фонды.

Тем не менее, если после уменьшения рыночной доли размер активов под управлением Фиделити составил в 2012 году 1,6 триллионов долларов, то ее так называемые активы под наблюдением, размещенные в фондах, к которым Фиделити имела непрямое отношение, составляли еще 2,2 триллиона долларов. В эту категорию входили такие созданные не в самой Fidelity инструменты, как взаимные фонды и торгуемые на бирже фонды (ETF) других фирм, - в частности, BlackRock, - в которые можно было войти через принадлежавшую Fidelity платформу с открытой архитектурой. При всем этом Фиделити проявила желание вернуть себе упущенные из-за рыночных обвалов прибыли и подала в Комиссию по ценным бумагам и биржам заявку на разрешение открыть ETF, которые должны были управляться работавшими в Fidelity специалистами по инвестиционному подбору акций.

По мнению Джеймся Лоуэлла, директора по инвестициям в Adviser Investments и редактора бюллетеня Fidelity Investor, слабостью Fidelity был не дефицит хороших продуктов, а недостаточно тщательные рыночные исследования. «Где они полностью провалились – так это в привлечении вкладов. Вот где они проигрывают буквально некачественным продуктам, даже дорогостоящим продуктам. Индексные фонды Fidelity работают по более низким ценам, чем у Vanguard, однако Vanguard сохраняет способность убеждать инвесторов, что у него есть дешевый продукт», - заметил Лоуэлл. По его мнению, Fidelity имела что предложить, наладила превосходный сервис, обладала отличной платформой и отлично знала свое дело. Увы, для успешной конкуренции этого было недостаточно – ведь требовалось ко всему прочему еще и сообщить о наличии этих достоинств возможным клиентам. «Им только нужно дать людям знать про это», - сказал Лоуэлл. Он считал, что выход Эбби Джонсон на руководящую позицию был для компании наилучшим моментом для оживления ее привычного образа.

И эта задача оказалась по плечу Эбби, которая несмотря на затворнический образ жизни и скрытный стиль управления успела приобрести навыки лидера, способного дать фирме оживляющий импульс. Она стала все чаще появляться на общественных мероприятиях и выступать с речами, держась при этом все более уверенно. По мнению Лоуэлла, небольшое усиление общественной составляющей в деловой политике Эбби должно было пойти на пользу компании. «Замена одного генерального директора на другого, - очень динамичного, увлеченного идеей, что в данном случае немаловажно, – вот ваш момент для обновления вывески. И она знает это».


Общественное признание и жесткая борьба за место на рынке

В апреле 2012 года Торговая палата Большого Бостона на ежегодной встрече чествовала семью Джонсонов за их вклад в развитие города. Это было редким публичным появлением Неда, который, по некоторым оценкам, выглядел неважно, хотя в действительности держался очень бодро. Эбби, одетая в сверкающий серый костюм простого покроя, на фоне которого в глаза бросалось полное отсутствие у нее соответствующей торжеству прически, вышла на трибуну и стала говорить от имени всей семьи. Она представила своих родителей, мужа, сестру, брата, двух дочерей-подростков. Далее, обратившись к тем из гостей, которые являлись клиентами Фиделити, она заметила, что, если компания оправдала или возможно превзошла их ожидания насчет сотрудничества в области финансовых услуг, то это случилось благодаря усилиям ее председателя Неда Джонсона. Далее она поблагодарила гостей за то, что они сделали Бостон «нашим домом». Она также выразила признательность Торговой палате за организацию прекрасного мероприятия, где все те люди, которые усердно трудятся каждый день, чтобы сделать Бостон лучшим местом для жизни и работы, смогли собраться вместе на зрелищный вечер. По итогам этого события было высказано мнение, что дела в компании пойдут несколько веселее, когда всегда заслонявший дочь своей тенью Нед уйдет со сцены.

Возглавлявшая гигантский взаимный инвестиционный фонд молчунья Эбигейл Джонсон не спешила делиться своими планами влияния на падавшие прибыли компании и ее фондовые сборы. Когда Эбби только начинала свой трудовой путь в Fidelity Investments в 1988 году, эта бостонская фирма была самым крупным взаимным фондом в стране, и ее звездный менеджер Питер Линч поражал воображение огромной производительностью фонда Magellan, составившей в среднем 29% за 13 лет, что стало одним из лучших достижений в истории отрасли. Увы, в 2012 году Эбби стала президентом уже совсем другой Fidelity, которая при ее отце лишилась своего ведущего положения на рынке и утратила большую часть своего культового статуса. Комиссионные за инвестирование клиентских денег в собственные фонды фирмы приносили меньше половины ее доходов, а не терявшие времени зря главные конкуренты Pacific Investment Management Co., Vanguard Group Inc. и BlackRock Inc. за пять лет опередили Фиделити по размеру активов под управлением.

Правда, компания Джонсонов стала крупнейшим в стране распорядителем пенсионных планов формата 401(k) и одним из крупнейших дисконтных брокеров, предлагая клиентам помимо собственных фондов сотни дополнительных. Мало кто за пределами Fidelity знал, как именно Эбби собиралась оживлять фирменный фондовый бизнес, история которого составляла почти 70 лет. Ведь, обладая капиталом в размере 9,4 миллиардов долларов и будучи 13-й богатейшей женщиной в США, она также входила в число самых таинственных руководителей-финансистов. За год и квартал после назначения президентом, отвечающим за все ключевые структуры Фиделити, она ничего не сказала публично про свое видение целей компании и наотрез отказалась давать интервью.

Утрата стратегических ориентиров и смещение акцентов с инвестиций на торговые сервисы

Однако вызовы, стоявшие перед Эбби, были и так хорошо известны. Активы в управляемых Fidelity Investments фондах акций упали за полдесятилетия на 16 процентов, а комиссионные сборы за управление и консультации снизились на 13 процентов. Общая операционная прибыль компании упала в 2012 году на 31 процент примерно до 2,3 миллиардов долларов. Агентство Standard & Poor’s снизило прогноз по рейтингам долгосрочной задолженности Fidelity со стабильного до негативного. Она стала последней из крупных управляющих компаний, которые воспользовались преимуществами одного из важнейших инструментов для увеличения личных капиталов – ETF, торгуемых как акции и впервые вышедших на рынок США в 1993 году. При том, что общие вложения в американские ETF выросли к осени 2013 года более, чем до полутора триллионов долларов, лишь один из 1300 этих фондов находился под управлением Fidelity.

Дональд Путнам, сооснователь расположенной в Сан-Франциско фирмы, инвестирующей в управляющие компании, заметил, что Эбби просто обязана была устроить «большую стирку», если хотела, чтобы Фиделити снова стала лидером в управлении инвестициями. По его мнению, заметного развития в этой компании не наблюдалось еще с 1980-х годов. «Я не говорю, что это не хорошая компания, но в плане стратегии она уже давно потеряла свой путь». По словам Рональда О`Хэнли, его начальница принимала меры для исправления ситуации. Именно она дала импульс попытке поднять доход Фиделити с помощью сервиса, позволявшего инвестиционным советникам компании помогать клиентам формировать портфели из вложений во взаимные фонды, ETF и прочих инвестиций, которые подбирались в соответствии с их готовностью рисковать.

Правда, Эбби не дала сигнала о том, что собиралась радикальным образом изменить Фиделити, к которой из полученных в 2012 году 13,24 миллиардов долларов прибыли более половины пришло от управления брокерскими счетами, пенсиями и пенсионными фондами формата 401(k). Во время выступления на конференции в Майами Джонсон даже дала повод к немалому удивлению, заявив, что наибольший интерес у нее вызывало вовсе не инвестиционное направление в работе фирмы, а управление крупными платформами для обработки сделок, ведение учета и оказание брокерских услуг для торговли. Однако, учитывая сложившуюся к тому времени структуру прибыли, Эбби следовало несколько изменить свои профессиональные предпочтения и поставить масштабные задачи, решение которых требовало от нее стать более заметным и гибким лидером. До того, как Джонсон взяла на себя ответственность за всю фирму, не связанные с управлением активами направления бизнеса и так уже преобладали в работе Fidelity Investments. Брокерские услуги, пенсионное обслуживание и ведение бухгалтерского учета принесли в 2011 году доход в размере 6,8 миллиардов долларов, а комиссионные сборы за управление вкладами составили 6,1 миллиардов.


Новые трудовые задачи научили находить подход к разным людям

По словам Лоуэлла, при неоспоримой компетентности Эбби ей недоставало проявления более четкой лидерской позиции. «Вы не можете быть аморфным, безликим местом», - заметил он, имея в виду руководителя ее уровня. Однако, по мнению О`Хэнли, тот факт, что Джонсон – тихая персона, которая не стремилась сделать себя лицом фирмы, не следовало ставить ей в упрек. По его наблюдениям, Эбби не была крикуньей, очень внимательно выслушивала других и давала им сказать то, что они хотели. Он утверждал, что по сравнению с яркой личностной манерой управления стиль Эбби был намного эффективней и создавал у клиентов хорошее мнение о компании. Дон Филипс, возглавлявший отдел исследований в чикагской аналитической фирме, более четверти века собиравшей информацию о работе Фиделити, заметил, что ей для выхода из деловых неурядиц не был нужен так называемый «героический директор». «Что требуется – это ощущение направляющего руководства и долгосрочная перспектива, которую, как я считаю, она действительно видит. Для нее притворяться кем-то, кем она не является, значит упасть навзничь».

В августе 2012 года Джонсон была повышена с должности куратора бизнеса по управлению активами до президента Fidelity Financial Services. На новом месте появилась необходимость изменить стиль руководства, так как она перешла от управления группой, которую знала «изнутри и снаружи», в более крупную и эффективную организационную структуру. На новой должности она возглавила большой коллектив опытных специалистов по продажам и маркетингу, ее подчиненными также стали тысячи сотрудников колл-центра. Она обнаружила, что при общении с новыми подопечными ей следовало стать намного осмотрительней, так как пришлось иметь дело с очень разными управляющими, имевшими разные жизненные приоритеты. По словам Эбби, это была непростая задача, однако она самоотверженно взялась за ее решение и потом заслужила похвалу за то, что стала внимательным и уверенным в себе начальником.

Несмотря на периодически накатывавшие волны критики, Эбби прочно удерживала свое высокое место в иерархии Фиделити. Вряд ли в обозримом будущем кто-нибудь сможет потеснить ее, особенно если он не будет выходцем из семьи Джонсонов, владеющей почти половиной фирмы. Остальные акции принадлежат бывшим и нынешним ее сотрудникам. Несколько лет назад стоимость Fidelity составляла примерно 32 миллиарда долларов, что делает Эбби чуть ли не единственной женщиной, заработавшей многомиллиардное состояние в финансовой отрасли. В 2013 году личный капитал ее престарелого отца Неда, сохранявшего пост председателя FMR, превышал 6 миллиардов долларов.

Попытка нарастить активы под управлением фирмы и щедрые расходы на ее развитие

Как и положено американке из Новой Англии, Джонсон избегает публичной демонстрации своего огромного богатства. Ей принадлежат несколько домов, в том числе стоящая около 13 миллионов долларов приморская вилла на острове Нантакет. Живет она как правило в Мильтоне в имении стоимостью примерно 2 миллиона долларов. Ни один из ее дорогостоящих домов не выделяется из окружающей их застройки. Свою филантропию она тоже не афиширует, поэтому семейное благотворительное учреждение Edward C. Johnson Fund даже не имеет общедоступного вебсайта. Через него и организацию Fidelity Foundation, также созданную семьей Джонсонов, с 2000-го года на благие цели было пожертвовано более 425 миллионов долларов. При том, что такая щедрость могла бы заметно вознести скрытную Эбби в глазах клиентов и широких масс населения, трудно представить, что она, выступив на каком-нибудь помпезном благотворительном вечере, под вспышки фотоаппаратов и гром фанфар будет вручать нуждающимся чеки с длинными рядами цифр.

В 2013 году в Америке в Фиделити работало 40 тысяч человек, в конце второго квартала того же года активы под прямым управлением этой компании составляли 1,7 триллионов долларов, в общей сложности по всему миру она контролировала 4 триллиона долларов. Помимо дохода от оказания финансовых услуг холдинговая компания FMR получила в 2012 году приблизительно 4,5 миллиарда долларов прибыли от прямых инвестиций, в том числе в недвижимость и компанию строительных материалов. Одновременно фирма пыталась нарастить управлявшиеся ею активы, так как по этому показателю сильно отстала от своих конкурентов. Например, Vanguard, отнявший в 2010 году у Фиделити титул крупнейшего в США взаимного фонда и сделавший своими основными продуктами индексные фонды и ETF, за шесть с половиной лет нарастил свои активы на 73 процента до 2,6 триллионов долларов. За это же время крупнейшая в мире управляющая компания BlackRock нарастила свои активы более, чем в два раза до 3,9 триллионов долларов. С похожей эффективностью сработала и PIMCO, активы которой выросли больше, чем в два раза и достигли 2 триллионов долларов. Увы, Фиделити ничем подобным похвастать не могла, так как активы под ее прямым управлением за такое же время выросли всего на 11 процентов.

В 2015 году компания Джонсонов получила рекордную выручку, однако зафиксировала снижение прибыли, поскольку взаимному фонду пришлось увеличить расходы на содержание персонала и технологические процессы, чтобы выстоять в жесткой борьбе с более крупными конкурентами. Fidelity Investments, управляющая миллионами пенсионных планов и накопительных планов учебных заведений, сообщила, что в 2015 году ее операционный доход упал на 6 процентов до 3,2 миллиардов долларов.
В то же время выручка выросла на 6 процентов до 15,9 миллиардов долларов. Как следует из годового отчета, расходы компании составили 12,7 миллиардов долларов, что на 10 процентов больше, чем в 2014-м году. В 2015 году общие активы под управлением Fidelity выросли на 1 процент до 2,04 триллионов долларов.

В 2015 году из активно управляемых компанией портфелей акций инвесторы вывели 18,8 миллиардов долларов, отразив растущий интерес к менее дорогим индексным фондам. Чтобы восстановить веру инвесторов в активное управление, Фиделити проводит рекламные и клиентские мероприятия. Джеймс Лоуэлл заметил, что компания своевременно вкладывает средства в свое развитие. «Чем хуже времена для других, тем лучше для Фиделити», - заметил он в связи с этим. В письме акционерам компании Джонсон сообщила, что в течение года из-за воцарившейся на рынках неустойчивости клиенты обращались за помощью фирмы намного чаще, чем обычно. Компания справилась с возросшей активностью клиентов, не допустив сбоев в обслуживании, заметила Джонсон, и назвала этот факт «свидетельством инвестиций, которые мы сделали в системы и технологию». Общее количество персонала в компании выросло за год с 42 до 45 тысяч человек, сообщил пресс-секретарь Фиделити Винсент Лопорчио.


В финансовой отрасли женщины могут построить фантастическую карьеру

Несколько лет назад Мойра Форбс, - представительница знаменитой семьи Форбс, выпускающей одноименное деловое издание, где Мойра ведет рубрику «Откровенные разговоры о том, как успешные женщины делают все, что они делают», - смогла взять интервью у извечной затворницы Эбигейл Джонсон. Миллиардерша охотно рассказала о своем профессиональном опыте, планах, которые она строила в студенческие годы, карьерных перспективах женщин, решивших работать в финансовой отрасли, и о влиянии отца на ее профессиональный рост. На вопрос о том, кем хотела стать Эбби, будучи первокурсницей колледжа, Джонсон, заметив, что ее дочь как раз училась на первом курсе, ответила, что хотела в ее возрасте иметь семью, но при этом собиралась и построить карьеру. Она мечтала, чтобы ее профессиональный рост был волнующим, многогранным и на протяжении десятилетий заставлял ее применять свои способности. Когда летом после окончания средней школы перед первым курсом колледжа Джонсон впервые работала в Фиделити, ей было поручено заполнять бланки для постановки в очередь сделок, которые следовало провести по заявкам клиентов. Это была довольно простая работа, но она позволила Эбигейл понять, что значит трудиться в подчинении и нести ответственность за действительно важные для людей операции. Тогда же она научилась следить за тем, чтобы заявки выполнялись точно и правильно. По итогам той практики юная Эбби пришла к выводу, что нельзя пренебрегать мелочами.

Мойра Форбс заметила, что в мире финансов все еще очень мало женщин на старших управленческих должностях и спросила, что Джонсон думала о положении представительниц слабого пола в ее отрасли. Она рассказала, что в финансовой сфере работает очень много крупных организаций, построенных на наследственном принципе и соблюдающих множество традиций, причем создаются эти фирмы, как правило, «вокруг мужчин». По этой причине строить карьеру в области финансов женщинам труднее, чем в других отраслях. Джонсон утверждает, что при этом есть много аспектов, которые могут быть очень хороши для женщин, особенно то направление, в котором строить свою карьеру начинала она – управление инвестициями. Более того, Эбби считает работу в финансовой сфере просто фантастической для женщин, потому что «она очень сильно зависит от ваших интеллектуальных способностей, вашего умения делать анализ». Результаты такой деятельности полностью поддаются количественной оценке, и «никто не может забрать эти результаты у вас – они ваши». Ко всему прочему, эта карьера открывает очень много возможностей, но, чтобы обрести в ней независимость, придется решиться сделать нечто свое, составить собственный распорядок и соблюдать обязательства выполнять намеченное. Кроме того, понадобится независимое мышление, которое является особенно важным качеством профессионала по инвестициям. По словам Джонсон, становясь клиентами финансовых компаний, женщины ведут себя довольно интересно. В подавляющем большинстве они считают себя начинающими инвесторами, причем даже когда хорошо видно, что у них есть необходимые знания и способности к принятию правильных решений. Особенно сильно такие тенденции заниженной профессиональной самооценки выражены среди более молодых женщин.


Чтобы хорошо управлять компанией, нужно постоянно задавать вопросы своим подчиненным

Отметив, что Джонсон на протяжении своей карьеры очень тесно сотрудничала с отцом, Мойра Форбс поинтересовалась, какие ценности он привил ей на ее долгом пути профессионального роста. Наследница финансовой империи Fidelity Investments ответила, что такой ценностью стала неослабевающая сосредоточенность на стремлении улучшить все, что она делает. Не важно, насколько высоко вы поднялись по должностной лестнице, - все равно ваша работа никогда не сделана, ваши клиенты ждут от вас большего, ваши конкуренты давят, опережая вас, пытаясь победить вас здесь и победить вас там. Ее отец часто проявлял себя как очень творческий деловой мыслитель, и это всегда оказывало на нее влияние, он научил ее не надеяться, что ответы на интересующие ее рабочие вопросы уже найдены. Из отцовских поучений Джонсон сделала вывод, что всякий желающий открыть свое дело должен взять на себя ответственность за первый шаг, приготовиться к командной работе и в процессе развития найти верный путь к успеху.

Эбигейл Джонсон рассказала, что предпочитает управлять фирмой, постоянно задавая вопросы и составляя мнение о сотрудниках на основе даваемых ими ответов. «Если это идет хорошо, то почему это идет хорошо? Если это не работает как следует, что мы должны сделать с этим? Что нужно сделать, чтобы встать на путь, который приведет нас к поставленным целям? И были ли эти цели выбраны верно? Хорошо ли мы поработали над постановкой целей?» Эбби просит ото всех вокруг искренне делиться своими мыслями по поводу решения рабочих задач и требует от своих управляющих, чтобы они были на острие всех событий, происходящих в их сфере деятельности, дабы менеджеры могли в мелочах объяснить, как следует повести компанию к выбранным ориентирам.

Мойра Форбс попросила Джонсон дать совет насчет оптимального совмещения семейной жизни и карьерного роста. Эбби сказала, что для решения этой задачи очень важно прислушиваться к своим инстинктам. Многие люди будут давать вам советы, и в зависимости от того, насколько хорошо они вас знают, советы могут оказаться полезными и не очень, однако в конечном итоге вы знаете себя лучше и поймете, что именно вам подойдет больше всего. Намечая вехи карьерного роста, есть смысл поговорить со своим супругом, чтобы понять, совпадают ли ваши трудовые амбиции с его жизненными притязаниями. За все время построения карьеры Джонсон одной из наибольших ее проблем стала потеря двух очень важных корпоративных клиентов. Она называет это испытание «чрезвычайно трудным и, порой, болезненным, лично для меня и других». Та крупная неудача научила ее, что ей следовало быть более прямолинейным и решительным лидером. В организации может наступить момент, когда управлять, опираясь на одно лишь влияние, уже не получится. И если события начинают развиваться не по плану, то приходится принимать меры для возвращения организации на верный путь.

В заключение Мойра Форбс спросила, какой совет с высоты накопленного жизненного опыта Джонсон дала бы себе, если бы вдруг вернулась во времени на двадцать лет назад. Миллиардерша-финансистка ответила, что предложила бы себе не сомневаться в своих силах, продолжать смотреть вперед и оставаться верной идее.


«Я требую довольно агрессивной постановки целей и самоотдачи при размеренном продвижении к этим целям, потому что я не люблю сюрпризов. Я не люблю даже хороших сюрпризов»


Последний раз редактировалось FMFM; 24.06.2016 в 13:00.
FMFM вне форума  
Ответить
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Сообщения прочитаны и/или просмотрены Сегодня, 08:53
Опции темы

Быстрый переход
Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Генеральный директор компании J.P. Morgan Asset Management (Мэри Каллахан Эрдос) FMFM Истории успеха знаменитостей 0 02.06.2016 19:54
Основатель и директор компании Och-Ziff Capital Management Group LLC (Даниэль Оч) FMFM Истории успеха знаменитостей 0 05.05.2016 12:42
Бывший генеральный директор Twitter запускает спортивный стартап kingcasha Новости в мире финансов и инвестиций 0 20.01.2016 16:12
Президент «Ростелекома» Сергей Калугин приобрел акции компании на 760 миллионов VictorSamus Новости в мире финансов и инвестиций 0 13.01.2015 16:49
Бывший исполнительный директор Visa стал сотрудником компании BitPay bujhm2011 Новости криптовалют 0 10.06.2014 14:58


Случайные темы
Аватара нет
Инвестиционный брокер в Украине
От kutsenko в разделе «Инвестирование в фондовый рынок»
Аватар Vit-Kor
VEGAS - vegas-ltd.com рефбек 50%(2.5% от 1 депозита)
От Vit-Kor в разделе «Архив: Реферальные и страховые предложения»
Аватар iljas
ПАММ-счет orientt:5001429 (Panteon-finance)
От iljas в разделе «Архив: Инвестирование в ПАММ-счета»
Аватар _vasilisa_
Помогу обыграть интернет казино
От _vasilisa_ в разделе «Казино»
Аватара нет
Ищу партнера
От veterok2308 в разделе «Архив: Инвестирование в стартапы»
Аватар Rost77
Моржевание – полезно или вредно?
От Rost77 в разделе «Здоровье и спорт»
.     
Пользователей
434,245
Тем
503,701
Сообщений
12,645,705

mmgp.telegram