Генеральный директор компании J.P. Morgan Asset Management (Мэри Каллахан Эрдос) - Истории успеха знаменитостей | MMGP
Присоединяйтесь к нашему инвестиционному форуму, на котором уже 434,360 пользователей. Чтобы получить доступ ко многим закрытым разделам и начать общение -  .
Вход через:  
Истории успеха людей, которые стали всемирно известными звездами финансового олимпа.
Важная информация
Есть опыт работы с криптовалютами? Заведи Крипто-Блог и заработай на нём!
Торгуешь криптовалютой? Оставь свой отзыв о бирже!
Разбираешься в криптовалюте? Прими участие в акции Крипторайтер 2.0 (2-10 поинтов за 1000 символов)
Изменения в акции "Оплата за сообщения".
Как на одной публикации заработать $100
Ответить
 
Первый пост Опции темы
Сообщения прочитаны и/или просмотрены Сегодня, 01:13
Старый 02.06.2016, 19:54
#1
Мастер
 
Имя: FMFM
Пол: Мужской
Инвестирую в: Свой бизнес
Регистрация: 21.09.2014
Сообщений: 3,679
Благодарностей: 618
УГ: 3
КП: 0.174
подарки
Генеральный директор компании J.P. Morgan Asset Management (Мэри Каллахан Эрдос)

По версии издания Форбс, в перечне ста самых влиятельных в мире женщин в 2015-м году Мэри Эрдос, - главный исполнительный директор управляющего активами подразделения банка JPMorgan Chase & Co., именуемого J.P. Morgan Asset Management, - заняла 53-е место, оказавшись по соседству с занявшей 54-е место известной киноактрисой Анджелиной Джоли и с занявшей 52-е место Бонни Хаммер, - самой влиятельной женщиной в телеиндустрии. В 2014 году в этом же списке Эрдос была на 66-м месте, - таким образом, ее влияние выросло сразу на 13 позиций. В 2012 году Каллахан Эрдос была включена в число 50-ти самых влиятельных персон по версии Bloomberg Markets, а в марте 2013 года Business Insider включил Каллахан Эрдос в список 25-ти самых влиятельных женщин на Уолл-стрит. Словно оправдывая это звание, в 2014 году Мэри Эрдос поставила своеобразный отраслевой рекорд, закончив 23-й подряд квартал ростом управлявшихся ею активов, в итоге достигших размера 2,4 триллиона долларов. Эрдос состоит в исполнительном и операционном комитетах банка JPMorgan Chase, руководит стратегическим сотрудничеством J.P. Morgan Asset Management с компаниями Highbridge Capital Management и Gavea Investimentos, а также состоит в совете директоров Фонда США для ЮНИСЕФ.

Мэри Каллахан родилась 13 августа 1967 года в римско-католической ирландской семье Патриции и Патрика Каллахана, - бывшего партнера инвестиционно-банковской фирмы Lazard Freres. Девочка выросла в деревне Виннетка в штате Иллинойс, в чикагском предместье Норт-Шор, и закончила римско-католическую академию Вудландс Пресвятого Сердца в городе Лейк-Форест. В Джорджтаунском университете Мэри получила степень бакалавра и в 1993 году она получила степень магистра делового администрирования в Гарвардской школе бизнеса, где повстречала своего будущего мужа Филиппа Эрдоса, с которым живет в Нью-Йорке, у них родилось три дочери – Миа, Морган и Мэйсон. Мэри является крупным донором Республиканской партии и сборщиком пожертвований для нее. Она способствовала проведению президентских кампаний Джона Маккейна и Митта Ромни в 2008 и 2012 годах соответственно.

Жизненный путь помогли выбрать бабушки

Когда Мэри было всего шесть лет, бабушка Иззи научила ее обращаться с чековой книжкой. Возможно, именно тогда девочка впервые приобщилась к арифметике, ставшей ее вторым домом на многие годы. Ради утоления своих амбиций неутомимая бабушка пыталась как можно лучше научить внучку математике, чтобы та в итоге одержала верх над Эдди Тангом, - самым умным учеником в начальной школе, где училась юная Мэри. Легко представить себе радость бабушки Иззи в тот день, когда в восьмом классе внучка заслужила-таки награду за успехи в математике и наконец опередила Эдди. Обе бабушки Мэри говорили ей, что во времена их молодости женщины после помолвки не должны были работать, при этом обе они отличались высокими умственными способностями и хотели узнать, по силам ли женщине добиться успеха. Мэри считает, что именно по этой причине они сосредоточили свое внимание на ее воспитании и образовании. Не исключено, что любовь к вычислениям перешла к Мэри по наследству от ее отца и его матери, - бабушки Кэй, - которые оба были математическими гениями. Правда, покоренных ими высот во владениях «царицы всех наук» она не достигла, однако, воодушевленная примером родственников, смело окунулась в океан чисел и фигур. В то время она оказалась единственной женщиной в Джорджтаунском университете, которая училась по математической специальности. «Это было невероятно трудно. Я едва сделала это». Там ее обуревали сомнения по поводу того, зачем она часами сидела в библиотеке, решая уравнения. «Папа, мой средний балл может снизиться после того, как я пройду через это, - поделилась она своими тревогами с отцом и услышала в ответ, - Мэри, если у тебя есть специальность по математике, и ты пойдешь на собеседование, никто никогда не спросит тебя, какой у тебя средний балл»».

Когда Мэри была студенткой колледжа, бабушка Иззи помогла ей найти ее первую работу в известной чикагской фирме Stein Roe & Farnham. Там девушке поручили сортировать документы в компьютерном зале. «Это была чудесная почтовая работа», - вспоминает Мэри, которая тогда разносила распечатки клиентских портфелей работавшим в фирме портфельным управляющим. Позже она перешла в Bankers Trust, где занималась корпоративными финансами, банковской торговлей и андеррайтингом мусорных облигаций. До поступления на работу в Джи Пи Морган она также трудилась в Meredith, Martin & Kaye, - консультационной фирме, специализировавшейся на фиксированном доходе, там Мэри отвечала за кредитные исследования, торговлю и управление индивидуальными портфелями. В 1996 году она поступила на работу в J.P. Morgan Asset Management в качестве начальника отдела фиксированного дохода, где оказывались услуги состоятельным частным лицам, организациям и университетским фондам. В 2005 году, когда Мэри стала ведущим кандидатом на пост руководителя частного банка, один старший сотрудник усомнился в том, что на эту должность можно было назначать мать двух маленьких детей. «Не представляю, чтобы кто-нибудь так сказал про имевшего двух детей мужчину», - заметила Эрдос, которая в конечном итоге в марте 2005 года стала генеральным директором структуры J.P. Morgan Private Bank. Поэтично настроенный журналист назвал Эрдос «редкой женской кометой на плотно заселенном мужчинами небосводе Уолл-стрит».


Мужская обида и первая потеря клиентских денег

На заре карьеры Эрдос, когда она была аналитиком, произошел курьезный случай с ее бывшим коллегой-мужчиной, который остался работать вместе с нею допоздна. В поисках ответа на вопрос одного важного партнера они до трех часов ночи просидели над моделью некой таблицы, после чего Мэри отправилась домой, чтобы принять душ и поспать всего пару часов. Вернувшись в офис в 9 утра, она узнала, что ее коллега уже успел представить их общую работу так, будто ее сделал он сам. 21-летняя Мэри тогда рыдала в дамской комнате и со слезами на глазах пожаловалась на несправедливость матери по телефону, позвонив домой в Чикаго. Спустя почти два десятка лет после этого случая Мэри все еще помнила, какое наставление получила от нее тем утром: «Не терпи никаких издевательств ни от кого». Эти слова вернули девушке самообладание, и, сделав небольшой макияж, чтобы скрыть следы от слез, она, подойдя к своему коллеге, сказала, чтобы тот больше никогда не поступал так ни с ней, ни с кем либо еще, никогда снова. Судя по его лицу, это был последний раз, когда он позволил себе сделать нечто подобное. Мэри считает эту историю немаловажной, так как похожие случаи в мире большого бизнеса происходят каждый день.

Трудным временем для Эрдос стало лето 1998 года, когда она трудилась в JPMorgan и все отчетливей осознавала, что доверенные ей в управление личные людские накопления добывались долгим и тяжелым трудом, поэтому ее задача заключалась в том, чтобы сохранить богатство своих клиентов. Тогда она только что вышла замуж, и советы ее супруга Филиппа, хорошо знакомого с денежным риском и умевшего принимать важные деловые решения, оказались бесценными, когда Мэри столкнулась с необходимостью как-то преодолеть проблему, вызванную ее первой потерей больших клиентских средств. Муж тогда сказал ей, что самым важным в данном случае было обсудить это досадное событие с пострадавшим клиентом, поэтому Мэри села на самолет, отправилась в Луизиану и сказала одному из своих самых первых вкладчиков, что один из его крупных холдингов оказался на грани банкротства. Это была приблизительно 60-процентная потеря позиции, составлявшая миллионы долларов. Во время трудной беседы пострадавший клиент ни разу не потерял самообладания, хотя было видно, что он расстроился. Когда он спросил, как это произошло, Мэри расслышала, как он выругался. Она ответила, что это была ее вина, так как она сделала плохой выбор. Тогда клиент ответил: «Что мы будем с этим делать? Очевидно, мы ничего не сможем сделать, оглядываясь назад». В конечном итоге они решили сохранить позицию, и спустя долгое время она вернулась на прежний уровень, восполнив клиенту понесенный им убыток. Таким образом, он оказался хладнокровней, чем Мэри, ее деловые отношения с ним стали только лучше и намного крепче, а все эти перипетии научили ее, как следует преодолевать подобные ситуации.

Тонкости работы со сверхбогатыми вкладчиками

«Мои родители учили меня управлять собой, усердно работать», - вспоминает Мэри. Когда она была маленькой девочкой, отец по субботам брал ее с собой в офис. Вот почему ей кажется, что навыки финансовой деятельности она приобрела еще в раннем детстве. Метод Патрика Каллахана по введению его юной дочери в свою специальность может объяснить, почему повзрослевшая Мэри привозила своих дочерей – трехлетнюю Мию и годовалую Морган, - в офис на Парк Авеню по воскресеньям, которые для нее не были выходными днями, что неудивительно, - ведь она отвечала за сверхбогатых клиентов JPMorgan Private Bank со всего мира. Их вклады под управлением Эрдос превышали триста миллиардов долларов. Только UBS и Credit Suisse могли похвастать частными банковскими портфелями большего размера. Чтобы стать клиентом ее банка, нужно было иметь не менее 25 миллионов долларов. «Наша задача – сохранять их богатство – не только для их поколения, но и для грядущих поколений», - заметила она. Мэри работает в том узком секторе финансовой отрасли, где проводится различие между богатыми и состоятельными клиентами. По ее мнению, богатые люди не отличаются от состоятельных, а состоятельные не отличаются от бедных, - тем не менее, проблемы и цели в их жизни очень разные. Вот почему при продвижении вверх по пищевой цепочке управлять личным капиталом становится все сложнее.

Состоятельные клиенты меньше волнуются о том, чтобы их активы приносили доход, необходимый им для покрытия текущих расходов, и больше думают о том, как добыть деньги для благотворительных целей. Они меньше беспокоятся о том, чтобы обеспечить следующее поколение, и больше думают о том, как именно на его судьбу повлияют накопленные деньги. И по той причине, что богачи не боятся ненароком потратить все свои средства, их инвестиционные решения могут приниматься с расчетом на гораздо более длинные промежутки времени, что открывает для портфелей более долгосрочные инвестиционные возможности, существующие в сферах недвижимости, венчурного капитала, частного акционерного капитала. Частные банки наподобие JPMorgan остро соперничают друг с другом за возможность предложить такие инвестиционные программы очень зажиточным людям. Исследование, проведенное Merrill Lynch/Capgemini еще до ипотечного кризиса в Америке, предсказывало наступление в ближайшем будущем благополучного периода для богачей со всего мира, о чем можно было судить по росту на фондовых рынках, на развивающихся рынках Индии и Китая, а также по общему улучшению экономических показателей. Это исследование утверждало, что число сверхбогатых частных лиц должно было расти на 7% в год в течение следующих нескольких лет. Согласно докризисному прогнозу, общий всемирный капитал финансовых миллионеров должен был достичь к 2008 году отметки 40,7 триллионов долларов – при том, что в 2003-м году он составлял 28,8 триллионов долларов.

Миссис Каллахан Эрдос особо заостряла внимание на том, что этот всплеск богатства вызывал повышенный спрос на передачу капиталов по наследству, особенно среди бэби-бумеров. Согласно разным исследованиям, от 41 до 136 триллионов долларов должно будет перейти через поколения за ближайшие полвека в одной только Америке. К 2006-му году богатые частные лица в Америке и Канаде владели примерно десятью триллионами долларов в ликвидных и финансовых активах, хотя еще в 2002 году в их распоряжении имелось только 7,4 триллионов долларов. Пугает даже вид этих цифр со множеством нулей, не говоря уже об идее управления ими. Однако миссис Каллахан Эрдос говорит о них спокойно. Ведь она «перемалывала» мегацифры с первых дней своей карьеры, когда начала работать в чикагской инвестиционной компании Stein Roe & Farnham. При том, что ее формальные обязанности там были связаны с компьютерами, она не упускала возможности спросить совета у старших сотрудников и потому приобрела ценных наставников. «Это так важно для юной особы – найти и сохранить наставника, - считает Мэри. – И если вы нашли наставников, то вы должны ценить их и никогда не принимать их как должное. Трудно найти кого-нибудь успешного, кто захочет помогать вам и тащить вас вверх. Я знаю, что многим обязана группе людей, которые мне помогли».


Сочетание сдержанности с радушием и готовность учиться на ходу

После слияния JPMorgan и Chase в 2000-м году Эрдос стала заниматься инвестиционными решениями и стратегией распределения вкладов для клиентов частного банковского обслуживания со всего мира, и в марте 2005-го года она стала генеральным директором. В день нового назначения Мэри поднималась на лифте здания на 345 Парк Авеню в свой офис на пятом этаже. «Никто не заговорил со мной в лифте, - вспоминает она. – Я думала об этом и потом поняла, что виной тому аура, создаваемая людьми вокруг высокопоставленного лица». Мэри считает, что между подчиненными и начальником действительно должен быть установлен незримый психологический барьер, так как «если вы позволите рядовым сотрудникам на вашей работе подобраться к вам, то это не пойдет вам на пользу». Эрдос проявляет эту необходимую должностную отчужденность не только исходя из правил этикета, но и по причине наличия у нее чувства стиля, перешедшего к ней от ее матери Патриции, которая в свое время блистала в светских и благотворительных кругах Чикаго. В стиле Мэри соединяются сдержанность с радушием, твердость в управлении с доступностью для многотысячного персонала, разбросанного по миру. Опираясь на полуторавековую историю банка JPMorgan, она в то же время привносит в его работу нечто совсем новое, и, требуя от коллег страсти и преданности общему делу, сама показывает им пример такого отношения к работе. «Это также стиль, который сообщает коллегам, что единственный глупый вопрос – это тот, который вы не задаете», - утверждает Мэри. Усвоенная ею манера поведения дает понять окружающим, что она хорошо знает свое дело, занимает свое место не случайно и отдает себе отчет в том, что от ее решений зависят судьбы вкладчиков. «Когда кто-либо дает вам свои деньги в управление – разве это не одно из величайших проявлений доверия?» - заметила Мэри.

Одна важная перемена в мышлении и карьере Мэри Каллахан Эрдос произошла, когда ей пришлось вести утреннее селекторное совещание, посвященное обзору мировых рынков. Имея подготовку в области фиксированного дохода, Эрдос мало знала про другие классы активов, поэтому она собрала пять человек из разных сфер деятельности и, как вспоминает, «быстро отбросила намерение пытаться говорить как знаток во всех областях». Вместо этого Эрдос стала человеком, задававшим все вопросы, которые другие задать стеснялись. По ее словам, это оказалось незаменимым воспитательным сеансом, и позже такую конференцию стали проводить каждое утро, так как без нее начать рабочий день уже было невозможно. Эта способность учиться на лету сослужила Эрдос добрую службу, пока она прокладывала свой путь в верхние эшелоны одной из крупнейших в мире банковских фирм. Мэри называют компромиссным человеком с необычайными лидерскими навыками. Ее отношение к работе вошло в легенду – она известна тем, что трудится по 12 часов в день. При поиске равновесия между карьерой и семьей Эрдос советует не пытаться искать идеального решения. «Однажды клиент сказал мне, что на самом деле нет такой вещи, как равновесие между работой и жизнью. Скорее, к чему вы должны стремиться, - это к слиянию работы и жизни. Это удивительно, как одна та подсказка полностью изменила мою точку зрения на работу и семью».

Большой начальник, умелый переговорщик, амбициозная женщина

В 2011 году, будучи исполнительным директором J.P. Morgan Asset Management, Эрдос распоряжалась капиталами в размере 1,3 триллиона долларов. Выходит, что в студенческие годы она не зря часами сидела в библиотеке, решая уравнения, так как в пору расцвета сил возглавила пятую крупнейшую в мире компанию по управлению активами, включавшую второй в мире по величине хедж-фонд и самый известный частный банк в стране, обслуживавший жителей финансового Олимпа. Соперничество с такими гигантами отрасли, как БлэкРок и Фиделити Инвестментс, сделало 44-летнюю Эрдос одним из самых уважаемых руководителей на Уолл-стрит. Она упоминалась в числе возможных преемников генерального директора JPMorgan Chase & Co. Джейми Даймона наряду с начальником службы ценных бумаг Майклом Каваной и инвестиционным банкиром Мэттью Цемесом. Однако Эрдос заметила, что она была слишком сильно занята, чтобы мечтать о таком повышении. «Если вы назначаете кого-нибудь на должность, кто хотя бы на секунду задумывается про следующую должность, то вы выбрали не того человека», - считает она.

Эрдос прославилась в JPMorgan трудолюбием, чрезвычайной терпимостью к своим сотрудникам и умением заводить личные связи. Как-то раз она проехала через всю страну, чтобы целый день рассказывать клиенту с болезнью Паркинсона про различные варианты вложения средств. Однако это вовсе не значит, что Эрдос можно легко сломить. Она стояла лицом к лицу с самыми жесткими в финансовой отрасли мужчинами – миллиардерами Даниэлем Очем и Генри Крависом, и вела переговоры об особом доступе к их хедж-фондам и фондам прямых инвестиций для частных клиентов банка JPMorgan, выторговывая при этом для них такие выгодные условия, которые на Уолл-стрит найти очень трудно. «Она обладает сочувствием к людям, и со стороны женщины это порой неверно воспринимается как слабость», - сказал про Эрдос Джеймс Стейли, - второй человек в JPMorgan, управлявший его инвестиционно-банковским отделом. - Она так сильна, что может пойти против любого менеджера-мужчины, с которым я когда-либо работал».

В какой-то степени ее успех объясняется прозаически: она тратила много времени на то, чтобы привлечь внимание своих боссов. «Вы можете послать сообщение Мэри почти в любое время, и получите ответ на BlackBerry» - сказал один из ее бывших наставников Гордон Фоулер. Эрдос может обидеться, услышав, что женщинам легче строить карьеру благодаря особому к ним отношению. Во время Всемирного экономического форума в 2011 году она рассказала о своем разочаровании в связи с новой системой гендерных ограничений на участие в конференции. Затем Эрдос выступила на телеканале CNBC вместе с Джейми Даймоном и сказала: «К сожалению, теперь, когда люди приезжают в Давос, они могут посмотреть на некоторых из этих женщин и спросить: «Вы здесь потому, что вы женщина или вы здесь по причине ваших достижений?»» Нет никаких оснований усомниться в ее достижениях. При ее правлении частный банк нарастил свою клиентскую базу на 15% за год, активы выросли на 238 миллиардов долларов. Вот почему мало кто удивился, когда Даймон попросил Эрдос возглавить отдел по управлению активами и вступить в банковский операционный комитет.


Настоящий патриот своей компании

Мэри хотела вывести возглавленный ею бизнес на международный уровень и расширить для этого как хедж-фонд, так и операции с частным капиталом. В один из ее первых дней на работе она нашла возможность достичь обеих целей. Эрдос подтолкнула Гленна Дубина, управлявшего крупнейшим входившим в J.P. Morgan Asset Management хедж-фондом Highbridge Capital Management, купить бразильскую компанию Gavea Investimentos, управлявшую почти восемью миллиардами долларов. Во главе нее стоял бывший председатель бразильского Центробанка Армино Фрага, не искавший делового союза, однако Дубин и Эрдос убедили его продать контрольный пакет акций. «Чувство, что мы будем связаны с JPMorgan через Мэри с ее очень легким, объективным методом решения вопросов, повело сделку вперед, - сказал Фрага. – Она мыслит крупными категориями, однако разбирается со всеми мелочами; это хорошее сочетание».

При том, что Эрдос является одной из самых влиятельных женщин на Уолл-стрит, ее трудно назвать богатой. Управляя почти двумя с половиной триллионами долларов, она получает всего 15,6 миллионов долларов в год, что очень мало по меркам ее коллег из частных хедж-фондов. По приблизительным оценкам, «принцесса Уолл-стрит» зарабатывает на порядок и даже на два меньше, чем ее многочисленные «пажи», основавшие знаменитые хедж-фонды, активы которых в большинстве своем не достигают даже ста миллиардов долларов. Не исключено, что для Эрдос главное в ее работе вовсе не деньги, а возможность активно участвовать в деловой и общественной жизни, заниматься благотворительностью, управлять коллективом из двадцати тысяч сотрудников, делиться секретами карьерного успеха со студентами университетов, выступать на экономических форумах. Вот почему трудно представить, что она обменяет свою принадлежность к огромной «деловой семье» JPMorgan Chase даже на почти двухмиллиардный личный годовой доход хедж-фондовых титанов Кеннета Гриффина или Джеймса Саймонса, - хотя, открой она свою собственную фирму, и ее долгий стаж, большой опыт, безупречная деловая репутация, безграничное доверие клиентов позволили бы ей легко войти в первый десяток управляющих активами и трейдеров, получающих самые высокие доходы. Правда, трудно представить, что привыкшая быть в центре общественного внимания жизнерадостная любимица прессы Мэри начнет, подобно некоторым хедж-фондовым менеджерам, напускать на себя завесу секретности или прятаться от мира в офисе без вывески.

Важность сотрудничества с людьми другого типа

На встрече Эрдос со студентами, состоявшейся 8 мая 2014 года в американской школе управления UCLA Anderson в рамках серии «Выдающийся собеседник декана», она в течение часа рассказывала о своей жизни, работе, взаимоотношениях с коллегами, преодолении недавнего ипотечного финансового кризиса, и отвечала на вопросы. Представляя гостью, президент входящего в эту школу профессионального клуба Women’s Business Connection заметила, что, хотя Эрдос порой называют «женщиной с Уолл-стрит на триллион долларов», учитывая общую сумму управляемых ею активов правильнее будет называть ее «женщиной на два триллиона». Мэри рассказала, что в финансовой отрасли каждый день ощущает бремя того факта, что она управляет деньгами пенсионных фондов, принадлежащими учителям, пожарным, полицейским. И если она будет хорошо работать, то у них будет больше денег по выходе в отставку, и осознание этого факта подпитывает ее положительной энергией. Вот почему она посоветовала студентам независимо от рода их занятий искать в работе положительные моменты, обойтись без которых будет практически невозможно.

Проводившая встречу с Эрдос декан школы UCLA Anderson Джуди Олиен спросила Мэри о поучительном опыте, который та приобрела на определенном этапе своей карьеры, когда ей пришлось сотрудничать с сопредседателем банковского подразделения, и как поначалу Мэри не удавалось построить с ним деловые отношения. Эрдос заметила, что всем студентам в их жизни придется пройти через подобное испытание. Отвечая на этот вопрос, Мэри начала с того, как важно в повседневной реальности разнообразие – оно помогает принимать верные решения и находить подходящие компании. Естественное разнообразие в цвете кожи окружающих людей и в их половой принадлежности важно дополнять разнообразием в образе их мыслей и в их психотипах. В свое время Эрдос на службе столкнулась с «самой необычной личностью на планете», - мужчиной, разделявшим с ней руководящие функции после ее первого назначения на работу в частном банке и имевшим диаметрально противоположный характер. Мэри заметила, что при всей необычности этого сотрудника она его уважала, однако дальше при его описании сильно скривилась и назвала его «абсолютно занудным гипер-, суперпогруженным в таблицы парнем, который много значения придавал деталям и тому, как надо было работать». При этом Мэри, в задачи которой входило проведение встреч с клиентами и управление их деньгами, привыкла действовать совсем иначе, что заставило ее задуматься: «Зачем мне нужно это ужасное человеческое существо, и что оно мне может предложить?» Увы, несмотря на неудобства и неприязнь, граничившую с отвращением, ей приходилось терпеть несносный характер второго сопредседателя, так как хорошо понимавшее эту ситуацию начальство сказало ей прямо: «У тебя есть все эти мускулы для работы с клиентами, однако у тебя нет всех других мускулов – ты не знаешь всех рабочих потоков, ты не знаешь четырехлетних планов по расходам и всех прочих мелочей, а мы собираемся дать тебе ключи к размещению сотен миллионов долларов в год, тебе нужно сотрудничать с этим человеком».

Мэри вспоминает, что это было ужасно. Она делала все возможное, чтобы избежать встречи с неприятным ей коллегой: опаздывала на встречи с ним и обходила его дальней дорогой. Как-то раз начальница кадрового отдела, - эту должность Эрдос считает одной из важнейших в любой компании, куда предстоит устраиваться на работу молодым специалистам, - подошла к ней и сказала, что Мэри упускала редкий шанс и что она должна учиться у этого сотрудника: «Сделай что-то другое, воспользуйся этим. У меня есть для тебя идея: передвинь свой офис поближе к нему». Поначалу сама эта мысль была противна Мэри, однако она подчинилась и передвинула свой офис ближе к кабинету неприятного ей коллеги. Спустя время начальница отдела кадров снова подошла к Эрдос и предложила ей позвать сопредседателя выпить пива за пределами банка. Послушная Мэри пригласила его на пиво, и однажды вечером они вместе провели три часа на железнодорожной станции. Первый час был ужасным и скучным, однако за следующие два часа она многое узнала про его семью, биографию и почему он так сильно беспокоился о том, чем он занимался на работе, а он, в свою очередь, от нее узнал, почему она так серьезно относилась к тому, чем занималась она. И примерно спустя десять лет после этого случая Мэри считает, что этот человек, наверное, сильнее всех повлиял на ее карьерный рост. Хотя он больше не работает в JP Morgan, Эрдос рассказывает о нем в каждом своем выступлении при первом удобном случае, потому что тот коллега дал ей один из величайших в ее жизни поучительных уроков. «Находите полярно противоположных себе людей, окружайте ими себя; если вы осуществляете какой-либо проект, то не просите своих лучших друзей помочь вам. Если вы будете иметь дело с диаметрально противоположными людьми, то вы получите лучший результат и узнаете вещи, которых не знаете».


Настоящий лидер - это не только управленец

Далее Джуди Олиен заметила, что Мэри пользуется уважением в обществе, умеет находить подход к людям, у нее возникает с ними взаимопонимание, и ей удается управлять двадцатью тысячами подчиненных, работающими примерно в 35 странах. Она спросила, как у Эрдос получается войти к ним в доверие и убедить их, - что особенно важно в тщательно регулируемой и волатильной финансовой среде, - чтобы они шли в том же направлении, разделяли те же ценности, имели чувство общей цели. Мэри ответила, что можно родиться с этим навыком или приобрести его, «но вы идете в бизнес-школу и учите там искусство управления, однако это лишь половина игры». Там, конечно, учат лидерству, но в «смешном» виде, предлагая представить себя на позиции лидера. А ведь лидерство сильно отличается от управления. Среди ее коллег много людей, которые могут очень хорошо управлять другими, однако следует также учиться тому, как подавать себя, чтобы люди уважали вас, видели вашу позицию. Некоторые называют это мягкотелостью, с чем Мэри не согласна. Ведь сам директор JPMorgan Chase Джейми Даймон заглядывает к ней в офис раз в день, причем, как правило, вовсе не для решения деловых вопросов, а чтобы спросить, не устала ли она, нужна ли ей помощь, - именно так поступают настоящие лидеры и капитаны большого бизнеса.

На вопрос Джуди Олиен о том, как Эрдос относится к Закону Додда-Франка о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей, принятому в ответ на ипотечную финансовую бурю, Мэри сказала, что, охватывая мысленным взглядом финансовый кризис 2008 года, она думает над тем, «как мы туда попали, и почему он был таким плохим». По ее словам, по мере удаления от тех потрясений каждое новое их описание, которой ей доводилось услышать, представляло их во все более мрачных тонах. Она согласна с тем, что ипотечные договоры были довольно ущербными, однако имеет место и массовое непонимание тех причин, по которым финансовая система к этому кризису приблизилась – ипотечный андеррайтинг был упрощенным, правительство хотело раздать больше денег, чтобы благосостояние Америки улучшилось, ВВП был на подъеме и т. д. и т. п. Реальность такова, что многое в мире финансовых услуг было разрушено, многое должно быть исправлено, и многое должно быть отрегулировано. На деловой арене было много хороших игроков, которые преодолели финансовый кризис, и было много игроков плохих. JP Morgan Chase Эрдос считает «хорошим игроком», однако, по ее словам, и ее банк «сделал много глупых вещей», - в частности, потерял 6 миллиардов долларов, - правда, в отличие от «плохих игроков», умудрился сделать это уже после кризиса.

Рамки банковской свободы и наращивание денежной массы

В связи с этим, обсуждая вопросы регулирования бизнеса, Эрдос заметила, что, если оно не заходит слишком далеко, то является очень хорошим и очень полезным делом. Более того, это действительно важный для США процесс, так как они имеют глубочайшие рынки капитала в мире. «Мы обеспечиваем капиталом остальной мир». Эрдос пояснила, что это не значит, что «остальной мир» не сможет функционировать без США, однако в этом случае там будет очень скудная торговля, ведь «деньги текут из Соединенных Штатов». У Мэри есть «тонны критики» по поводу регулирования, - например, если вы управляете нефтяной компанией, и вам предъявляют двадцать регулирующих норм, то, если все их применить, вы просто не сможете выкачивать нефть, и это действительно глупо. Излишние ограничения проявляются, например, в том, что инвестиционному банку регуляторы запрещают удерживать капитал в течение большого периода времени, однако единственной причиной для такой блокировки может быть экономический стресс. «Представьте, что рынок акций завтра закроется ниже на 20%. Он упадет еще на 20% на следующий день, и вот кто-то заходит, чтобы купить какой-нибудь «мусор» и держать его. Ну и кто собирается так действовать?» Банки зарегулированы так, что они не могут удерживать в режиме «овернайт» «мусор», купленный на их собственный капитал, и такие операции им позволяется проводить только на деньги клиентов. Однако банки присутствуют на рынке, чтобы обеспечивать стабильность и сглаживать колебания в периоды стрессов. «Если это бумаги, которые не следует продавать, то просто держите их, не выбрасывайте их на рынок и не заставляйте цены падать еще сильнее». Вот почему регулирование может вызвать новый кризис, если оно проводится неосторожно.

Джуди Олиен спросила Эрдос, как она описывает своим клиентам влияние на рынок запущенной программы количественного смягчения. Мэри начала с того, что все традиционные экономические учения мира утверждают: когда вы печатаете деньги и вкладываете их в систему, то вначале это может иметь хорошие последствия, однако в конечном итоге это обычно приводит к ужасным последствиям – инфляции и росту процентных ставок, из-за чего компаниям становится дороже занимать деньги. «Однако ничего из этого не является правдой, - решительно заявила она. - Все, о чем нам сказали, является абсолютной ложью». Ведь ее страна продолжает печатать деньги и вкачивать их в экономику, и этим занимаются уже не только США – в этот процесс включаются Европа и Япония. В итоге теперь у нас есть три крупных печатающих деньги центра одновременно, что абсолютно уникальное явление. При этом совершенно нет инфляции, а в Европе даже есть дефляция. «О Боже, что происходит?» - театрально восклицает Мэри. Дело в том, что механизм закачивания денег в систему рассчитан на то, что люди будут их тратить, однако никто не хочет этого делать, потому что в широких массах еще нет понимания, восстановится ли мир когда-нибудь после разрушений, причиненных кризисом 2008 года. Это неверие в скорое исправление ситуации основано на том, что технологический кризис 2000-го года, вызванный сдуванием пузыря доткомов, продлился полтора года, а долговой кризис 1998 года длился около двух лет.


В каждом смелом деловом начинании должен участвовать трезвомыслящий реалист

Мэри утверждает, что по размаху и тяжести последствий кризис 2008-го года был подобен Великой депрессии, однако он не принес сопоставимых последствий – почему? «Потому что мы вкачиваем деньги. Мы стали умнее и не доводим ситуацию до неспособности накормить своих детей». Она считает, что важной вехой на пути выхода из ипотечной финансовой разрухи является восстановление уверенности в устойчивости экономики. «Мы должны перестать волноваться насчет печатанья денег и увидеть со стороны мировых бизнес-лидеров готовность к инвестированию денег». По мнению Эрдос, одна лишь Калифорния сегодня является тем местом, где инвестируются деньги и начинаются новые проекты, остальной же мир предпочитает ждать и держать деньги при себе. Вот почему Эрдос говорит людям: если вы оглянетесь назад на период, начавшийся в 2008-м году, то скажете, что это было удачное время для закачивания денег и работы на фондовом рынке, и вам следовало на него выходить. Увы, ближе к 2015-му году на дороге начало появляться все больше ухабов, поэтому уверенность в надежности инвестиций все еще не вернулась, «но мы в конечном итоге ее себе вернем».

Мэри считает, что есть два разных так называемых «банка памяти». Инвесторы, которые потеряли деньги, запоминают эти факты на долгое время. Они чувствовали себя действительно плохо, это страшно. Они не уверены, стоит ли снова покупать акции. Люди же, которые выпускают инвестиционные продукты, имеют очень короткие временные рамки памяти. Некоторые большие институты с Уолл-стрит обладают настолько короткой памятью, что им приходится говорить: «Понимаешь ли ты, что представляешь мне продукт, который уже присутствовал в финансовой отрасли всего пять с половиной лет назад? Что с тобой не так?» И если что-то выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой, то это обычно так и есть. В итоге происходит следующее: человек занимает деньги, чтобы купить нужную ему вещь, потому что у него есть обеспечение долга в виде ценных бумаг, которые, по его мнению, только растут. «Можете мне поверить: они «только растут», пока не пойдут вниз». Вот почему всякий молодой предприниматель должен иметь память, которая будет подсказывать ему, что одни методы работают, а другие – нет. «Вот почему вы все, когда однажды запустите свои технологические старт-апы, найдите закаленного человека, который войдет в ваш совет директоров или компанию, потому что вам понадобится некто с реальным опытом из прошлого». Не обязательно он должен быть приобретен в той отрасли, к которой относится старт-ап, но в любом случае этот опыт должен указать начинающему бизнесмену на те явления, которые могут породить негативное развитие событий, ибо некоторые из этих явлений в конечном итоге к нежелательным последствиям приведут.

"Плохие актеры" и "злые банкиры"

Новое веяние в виде электронной торговли Эрдос в общем и целом одобряет, хотя считает, что это направление еще требует некоторого регулирования. «Вы и я привыкли покупать акции, когда кто-то взимает комиссию, которая одно время составляла двадцать центов, потом она снизилась до пятнадцати центов, потом до десяти. Наконец, к нам стали относиться как к институциональным клиентам и снизили комиссию до пяти центов. Если же вы покупаете акцию для взаимного фонда, то вы вообще почти ничего не платите. Таким образом, все заметно улучшилось благодаря электронной торговле». Есть, конечно, люди, зарабатывающие деньги на экстремальных точках графиков, но и это в порядке вещей, ведь они вкладывают огромные средства в развитие и поддержание технологических процессов. Проблему порождают другие действия компьютерных торговцев – например, если они выставляют на рынок фальшивые заявки, вызывающие очень сильную волатильность, из-за которой прочие торговцы не знают, куда ушел настоящий рынок, - вот что называется плохим поведением и с чем должны бороться регуляторы. Компания, возглавляемая Мэри, в своей работе тоже применяет высокочастотный компьютерный трейдинг, и накопленный опыт позволяет заключить, что в этой отрасли есть некие «плохие актеры», нарушающие установленные правила, и такие игроки должны быть устранены, что повысит доходы добросовестных игроков.

Каждое утро Мэри просыпается с мыслями о том, что она делает большую работу для своих клиентов. Будучи инвестиционным банкиром, она пытается дать взаймы деньги своим клиентам, чтобы они открыли компанию, расширили свои инвестиции, получили средства на покупку грузовика, чтобы они смогли быстрее оторваться от земли. «Мы предоставляем капитал, можем делать это по более низкой ставке, мы должны делать это в мировых масштабах». То есть, если у клиента есть компания в США и ему надо понять, как разместить свой бизнес в Китае, то ему понадобится компания, которая его туда отправит, причем эта компания должна быть транснациональной. Именно такой подход позволяет клиенту почувствовать, что его деньги находятся в безопасности. По мнению же недовольных представителей населения, не упускающих случая порассуждать о «злых банкирах» и протестующих на улицах неподалеку от домов, где живут видные деятели Уолл-стрит, Мэри и ее коллеги, просыпаясь каждым утром, думают о том, как побыстрей кого-нибудь ограбить или одолжить клиенту деньги так, чтобы он потерпел неудачу и разорился. В действительности у нее не было бы бизнеса на два триллиона долларов, если бы ее компания не делала все, как следует.

У Мэри есть один сотрудник, которому восемьдесят лет, когда-то он был президентом банка Bear Sterns, он приходит в фирму каждое утро в семь тридцать и работает невероятно усердно. По его словам, вся финансовая отрасль порой проходит через периоды, когда зло берет верх и происходят вещи, повергающие в беду остальной мир. Быть может, это делается целенаправленно, быть может, случайно. Как показал опыт 2008-го года, JPMorgan умеет преодолевать кризисные периоды, и возможно как раз поэтому Мэри невероятно горда тем, что работает в этой компании. Финансируя по роду деятельности многие проекты, JPMorgan при этом каждый год еще и дарит двести миллионов долларов собственных денег общинам тех 35-ти стран, где работает этот банк. «Мы тратим деньги, чтобы таким образом убедить всех в том, что являемся частью общины, и мы пытаемся помочь не потому, что мы виноваты в чем-то, но потому, что хотим там проработать еще сотню лет с настоящего момента. Мы хотим там быть частью общины, давая образование молодежи, развивая программы приобретения трудовых навыков». Эрдос считает, что именно так должен поступать любой по-настоящему хороший и здоровый банк.


Чтобы сделать что-то новое, нужно быть общительным, смелым и упрямым

Мэри довелось поработать финансовым директором в «великолепной, восхитительной» пока еще не вышедшей на биржу компании в Кремниевой долине. Руководитель этой фирмы имел финансовое образование, что заметно упростило его деятельность в технологическом секторе. Вот почему Эрдос считает критически важным для сотрудников технологических компаний иметь действительно серьезную подготовку в области финансов. По ее словам, финансовая специальность является «сердцем» любой руководящей должности – не только финансового директора, но также исполнительного директора. Она утверждает, что навыки в области финансов необходимы практически всем, и потому во время построения карьеры их нужно приобрести обязательно, – например, на тренинговых программах или в банках.

Эрдос считает, что будущие выпускники вузов находятся на волнующем жизненном этапе. Они пытаются подняться вверх, какой бы крутой ни была кривая жизненного пути, причем хотят сделать это очень быстро, и чем больше усилий будет приложено, тем выше они смогут забраться. Они хотят работать и играть действительно усердно, они также хотят вести общественную жизнь, гулять по вечерам, поддерживать отношения с друзьями, заниматься йогой, бегом, теннисом, гольфом – они хотят делать это все, и они могут делать это все каждый день в одно и то же время. Сама Мэри может начать работать в пять часов утра, объехать три города и порой даже не успеть пообщаться со своей семьей. Сегодня технологии полностью и фундаментально изменили все, что было привычным раньше, благодаря чему теперь можно делать свою работу где угодно. Это было невозможно даже десять лет назад – да, тогда уже были электронные письма, однако не было возможности провести деловую встречу с помощью ай-Пада, благодаря которому Мэри видит своих собеседников, а они – ее, при этом она может наносить на пальцы ног маникюр, и никто не узнает об этом. Можно иметь детей с особыми потребностями, стареющих родителей – все эти новые технологии должны полностью изменить соотношение работы, быта и миграции. Одновременно они устраняют проблему труда в неподходящей компании, которую теперь можно легко сменить на другую.

В заключение беседы декан Джуди Олиен попросила Мэри объяснить, что для компании JP Morgan значат три важных качества, - готовность делиться успехом, бесстрашное воображение и устремленность к переменам, - которые в школе UCLA Anderson считаются признаками передового мышления. По поводу первого качества Мэри объяснила студентам, что любой, с кем им доведется работать в жизни, или кто будет работать на них, - потому что все они станут лидерами компаний, - и кто начнет стучать себя кулаками в грудь, утверждая, что «я все это сделал сам», тот будет сильно заблуждаться. Ведь в мире больше нет ничего такого, «что вы можете сделать, если вы будете делать это только собственными силами. Все основано на командной системе, все великое, что вы захотите сделать, потребует участия более, чем одного-единственного человеческого существа». Молодым бизнесменам будет нужно сотрудничать с другими людьми, разделяющими их взгляды, «и если вы не видите, что окружающие вас люди готовы разделить успех, то это не те люди, которые вам нужны». Это очень важно, и потому внутренняя культура банка JP Morgan, полностью основанная на командной системе, немного отличается от того, как принято строить отношения в других фирмах. По поводу бесстрашия Мэри сказала будущим специалистам, что им придется принимать большие решения, причем даже в больших компаниях, где они будут выполнять мелкую работу. И если они захотят произвести большую перемену, то им действительно придется проявить бесстрашие. Более того, по словам Мэри, молодые выпускники как раз и нужны для таких свершений. Большой бизнес нуждается в новых людях с новыми моделями мышления, новой энергией, новыми идеями, которые спросят: «Эй, почему вы делаете это так?» Насчет устремленности к переменам Эрдос заметила, что молодой специалист будет очень одинок, если захочет произвести большую перемену, и может оказаться единственным человеком, который выразит желание сделать что-то новое. Более того, - люди могут начать смеяться над ним и говорить, что это невозможно, однако ему надо будет продолжать идти вперед, проталкивая свой замысел сквозь препоны недоверия. Если он не откажется от своего нововведения, то в конце концов увидит то, чего не видят другие, и ему нужно будет, держась выбранного курса, продвигаться вперед к своей цели.

«Нет никакой замены тяжелой работе. Есть небольшая удача на пути, однако нет замены для действительно сверхтяжелой работы – первой приходишь, последней уходишь»


Последний раз редактировалось pozitiv; 01.07.2016 в 16:42.
FMFM вне форума  
Ответить
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Сообщения прочитаны и/или просмотрены Сегодня, 01:13
Опции темы

Быстрый переход
Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Основатель и директор компании Och-Ziff Capital Management Group LLC (Даниэль Оч) FMFM Истории успеха знаменитостей 0 05.05.2016 12:42
Бывший генеральный директор Twitter запускает спортивный стартап kingcasha Новости в мире финансов и инвестиций 0 20.01.2016 16:12
Каталог индустрии Asset management, Private banking и Wealth management в России 2014 Xartimo Доверительное управление 0 18.04.2014 15:24
Northline-asset-management - northline-asset-management.com monhyip Архив: Список проблемных/неактивных/закрытых программ 12 24.04.2009 22:20


Случайные темы
Аватар moskva
Кто имеет право на досрочную и льготную пенсию (инфографика)
От moskva в разделе «Новости в мире финансов и инвестиций»
Аватара нет
zip-invest.ru - zip-invest
От Global Invest в разделе «Список проблемных/неактивных/закрытых программ»
Аватара нет
Кредит через QIWI-кошелек - 900000RUB
От Lawger в разделе «Архив: Прием лимитов доверия»
Аватар МОЛ
Появятся ли в 2017 году сигареты за 220 рублей
От МОЛ в разделе «Новости в мире финансов и инвестиций»
Аватара нет
Шымкент Х13
От Baxantai в разделе «Қазақтар»
Аватара нет
Форекс индикатор In10tion NewsReader
От luckyea в разделе «Видео-уроки»
.     
Пользователей
434,360
Тем
503,922
Сообщений
12,650,605

mmgp.telegram