Инвестомания (026): Стартапы: Инвестиции в сон - Интервью | MMGP
Присоединяйтесь к нашему инвестиционному форуму, на котором уже 434,868 пользователей. Чтобы получить доступ ко многим закрытым разделам и начать общение -  .
Вход через:  
Аудио подкасты и текстовые расшифровки интервью с экспертами в сфере бизнеса, инвестиций и финансов.
При поддержке
Инвестомания
Важная информация
Есть опыт работы с криптовалютами? Заведи Крипто-Блог и заработай на нём!
Торгуешь криптовалютой? Оставь свой отзыв о бирже!
Разбираешься в криптовалюте? Прими участие в акции Крипторайтер 2.0 (2-10 поинтов за 1000 символов)
Изменения в акции "Оплата за сообщения".
Как на одной публикации заработать $100
Ответить
 
Первый пост Опции темы
Сообщения прочитаны и/или просмотрены Сегодня, 04:23
Старый 16.07.2014, 00:06
#1
Представитель проекта: "Инвестомания"
 
Аватар Павел Бор
 
Имя: Павел
Пол: Мужской
Возраст: 32
Адрес: Москва
Инвестирую в: Другое
Регистрация: 12.06.2014
Сообщений: 133
Благодарностей: 212
УГ: 0
КП: 0.464
Инвестомания (026): Стартапы: Инвестиции в сон

Представляем двадцатый шестой выпуск проекта Инвестомания



Тема: Стартапы. Инвестиции в сон.
Ведущий: Павел Бор
Эксперт: Евгений Гришаков. Генеральный директор сети хостелов "Достоевский"

Послушать интервью:


Скачать mp3-файл (51:12, 70.2 Мб, 192 kbps)

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИНТЕРВЬЮ:

  • Стартапер - кто он?
  • С какими проблемами нынешний стартапер сталкивается в текущих реалиях?
  • Какая модель финансирования более применима: партнерство, заемный капитал, гранты?
  • Краудфандинг и стартап.
  • Активность государства на рынке стартапов.

ОСНОВНЫЕ ЦИТАТЫ:

• Стартапер – это тот, кто начинает что-то с нуля, и он начинает делать то, что ему нравится.

• Проще всего начинать бизнес с услуг. Здесь не нужно ничего производить, и не нужно стартового капитала. Разработал продукт на основе продуктов, присутствующих на рынке, чуть-чуть его улучшил и начинаешь продавать.

• С точки зрения бизнеса услуги выгоднее оказывать компаниям, потому что у них больше денег.

• Так называемое бизнес-ангельство, когда у тебя есть партнер, который участвует только деньгами, а не своими знаниями, и он не помогает тебе в оперативной деятельности, такой метод в модели финансирования самый недейственный.

• Самый действенный способ финансирования стартапа – это партнерство, особенно, если вы начинаете заниматься тем делом, в котором вы недостаточно компетентны. В этом случае лучший вариант – найти человека, который в этом разбирается, взять его в долю и совместно вкладываться в тех же долях, в которых вы открываете бизнес.

• Закладывать под бизнес свою квартиру – очень плохой вариант, поэтому лучше его не рассматривать.

• Краудфандинг – отличный способ финансирования стартапа. Здесь вы уже получаете определенное количество клиентов, которые вам верят и покупают вашу продукцию.

• Если вы только начинаете стартап, свой бизнес, то думать о франшизе преждевременно. Возможно, стоит о ней подумать, когда вы выбираете направление, в котором хотите развиваться.

• Начинающим стартаперам я бы посоветовал найти ту сферу, в которой они разбираются, где они эксперты, тогда им будет намного проще действовать, особенно на самом старте. Желательно не просто разбираться в этой сфере, но еще и любить то, что они делают.

• Не нужно все взваливать на государство, нужно самим больше делать.

• Чтобы реализовать себя в бизнесе, нужно выбрать нишу и посмотреть, насколько она рабочая. Нужно изучить спрос, предложение и сделать для себя выводы. Нужно посмотреть, есть ли возможность недорогой рекламы в интернете, и насколько серьезны конкуренты.

Текстовая версия

Павел Бор: Добрый день, дорогие друзья! В эфире очередной выпуск проекта «Инвестомания». В студии с вами я, Павел Бор. Сегодня у меня в гостях Евгений Гришаков – генеральный директор сети хостелов «Достоевский». Евгений, добрый день!

Евгений Гришаков: Добрый день, Павел!

Павел Бор: Евгений, сегодня наша тема посвящена стартапам. Кто такой стартапер в текущих современных реалиях? Как выглядит портрет современного стартапера?

Евгений Гришаков: Я считаю, что стартапер – это тот, кто начинает что-то с нуля, и, на мой взгляд, это тот человек, который делает то, что ему нравится. То есть он не только начинает что-то с нуля и старается заработать денег, но он делает то, что ему нравится, и для него деньги – это некий бонус. На мой взгляд, это идеальный портрет стартапера, именно таким я его вижу.

Павел Бор: Какой средний возрастной ценз людей, которые принимают решение начинать стартапы, или развивать их, или, может быть, идти в уже действующие?

Евгений Гришаков: Ну, сейчас вообще стартапы в тренде, особенно среди молодежи от 20 до 28 лет. Это сейчас такой стартаперский возраст. Но и люди постарше тоже проявляют инициативу, несмотря на то, что у них уже есть семья, есть какие-то обязательства, и они тоже стараются начинать что-то с нуля. Это радует.

Павел Бор: Сейчас многие люди присматриваются к разным сферам. Вот на Ваш профессиональный взгляд, в какие сферы в основном идут люди, что предпочтительнее сейчас для них?

Евгений Гришаков: Я думаю, что проще всего начинать бизнес с услуг, поэтому большинство людей идет все-таки в услуги, где не нужно ничего производить, и не нужно стартового капитала. Разработал продукт на основе присутствующих на рынке, чуть-чуть его улучшил и начинаешь продавать. В принципе, вариантов того, что можно продавать, огромное количество. Второе по интересу, мне кажется, это что-то, связанное с торговлей. То есть что-то купил, перепродал, открыл точку или интернет-магазин, и все. Ну, а дальше уже идет производство – более сложные сферы.

Павел Бор: Вы говорите, что проще всего начинать с услуг. Какие это услуги – высокоточные, услуги населению, государству, компаниям?

Евгений Гришаков: Скорее всего, здесь не должно быть никаких сложностей. Чем проще – тем лучше, это то, что нужно в повседневной жизни. Это какой-нибудь клининг, гостиничные услуги, создание сайтов, продвижение сайтов в интернете. В общем, таких услуг можно придумать огромное количество. И, конечно, с точки зрения бизнеса услуги выгоднее оказывать компаниям, потому что все-таки денег у них больше. Так что, если бы я выбирал, я бы выбрал именно эту сферу.

Павел Бор: Расскажите немного о вашем проекте. Ваша компания, насколько мне известно, принимала участие в конкурсе «Школа молодого миллиардера». Расскажите, как вы туда попали, что вас подвигло участвовать в нем, и вообще насколько этот конкурс является ситом между начинающим стартапером и капиталом?

Евгений Гришаков: На самом деле, журнал “Forbes” проводит этот конкурс не первый год. Раз в году они собирают заявки от всех, кто хочет поучаствовать. Для этого необходимо снять видео, сделать презентацию, небольшое описание проекта и все это отправить “Forbes”. Они это все выкладывают на сайте, и тех, кто им понравился, они проводят в полуфинал. Мы попали сначала в полуфинал.
Зачем нам был нужен этот конкурс? Я думаю, все стартаперы, которые начинает свой бизнес, читают “Forbes” и мечтают туда попасть. Не были исключением и мы. Для нас это еще и такой своеобразный PR-ход, потому что мы сейчас активно продаем франшизы, развиваемся в регионах, наращивая представительство в других городах, вот поэтому для нас это особо актуально.
Аудитория “Forbes” читающая. Это не только ТОП-менеджмент и миллионеры, это и люди, которые хотят или открыть свой бизнес, или открыть бизнес для своей жены, или использовать свою недвижимость, и наше предложение для них как раз актуально. Поэтому мы бросили туда все свои силы, сняли хорошее видео и попали в полуфинал.

Павел Бор: Это был ваш первый конкурс, или вы участвовали и в других конкурсах?

Евгений Гришаков: Конечно, были и до этого конкурсы. Мы участвовали в схожих конкурсах при молодежных организациях Новосибирска, выходили на федеральный уровень, ездили в Москву. Но в целом конкурсами мы не занимаемся, это какие-то частные проекты, на которые наc приглашают. Сейчас мы хотим все это исправить – почаще светиться в конкурсах, потому что, на наш взгляд, это полезно и особых трудозатрат не требует.

Павел Бор: Когда вы начали принимать участие в этом конкурсе, у вас стартап уже работал, или это была еще начальная, зарождающаяся стадия?

Евгений Гришаков: Нет, мы уже существовали 2 года. У нас было 2 небольших хостела в квартирах, с которыми сейчас ведет борьбу наше правительство. Тогда мы как раз запустили франшизу, и наше желание было – засветиться как можно больше. Этот конкурс длился примерно полгода, там оценивались результаты, рост за полгода, поэтому для нас было огромным стимулом быстро вырасти за это время. Тогда мы как начинающая компания, особенно по франшизе, сделали большой скачок.

Павел Бор: Что вам дало участие в этом конкурсе?

Евгений Гришаков: В первую очередь это встреча с наставником. Нашим наставником была Регина фон Флеминг – генеральный директор компании “Forbes” и издательства “Forbes”, очень продвинутая женщина. Она задала нам много правильных вопросов, что заставило нам задуматься о многих вещах.
Все это дало нам хороший толчок, и количество городов по франшизе за полгода увеличилось у нас в 2 раза. Мы закрыли наши хостелы в квартирах и открыли самый большой хостел в центре города Новосибирска, на наш взгляд, один из лучших хостелов. Я думаю, что за полгода мы показали достойный рост и в итоге в конкурсе мы заняли третье место и первое место среди оффлайновых бизнесов.

Павел Бор: Как вы пришли к этой идее – идее хостела? Занимались ли вы до этого каким-то более, скажем так, понятным бизнесом? Ведь, в принципе, данный бизнес не всем понятен с точки зрения бизнес-единицы.

Евгений Гришаков: На самом деле, до этого мы занимались огромным количеством бизнесов. Я с 16 лет занимался бизнесом, в основном это была «мелочевка», но постепенно мы переходили на следующий, более высокий, уровень.
Как пришла идея заниматься хостелом? Мы учились в университете, и в то время хостелов еще не было. Правда, были какие-то мини-гостиницы, но хостелы были только за границей, и только в Москве и Питере было небольшое количество хостелов. Для нас же это было достаточно актуально, потому что в город часто приезжали иностранцы в университеты, в различные организации, в которых мы участвовали.
Мы подумали, что это крутая идея – создать первый хостел в Новосибирске, заняли денег и открыли его. Получилась своеобразная студенческая общага, и мы назвали ее хостелом. С этого все и началось.

Павел Бор: Евгений, на Ваш взгляд профессионала, с какими проблемами может в текущих реалиях столкнуться начинающий стартапер? Ведь сейчас стартапы достаточно популярны, и с каждым днем они набирают стремительную, бешеную популярность. С какими проблемами сталкивались вы, когда только начинали?

Евгений Гришаков: Во-первых, это постоянно меняющаяся обстановка в стране. Наше государство любит что-то запрещать, что-то придумывать. Живой пример – сейчас в Госдуме вышел законопроект о запрете хостелов в квартирах, а это примерно 90% от всех хостелов по всей России, и если их открыто больше тысячи, то примерно 900 из них будут вынуждены закрыться.
Для нас это, конечно, это как бы неплохо, потому что наши хостелы находятся в нежилых помещениях, но большинство наших франчайзи открыто в собственных квартирах, поэтому для нас это будет достаточно серьезным ударом.
Начинающему стартаперу придется столкнуться с налоговой инспекцией. У нас с налогами достаточно сложная ситуация, и стартаперам на первом этапе достаточно сложно выплачивать все налоги, особенно, если у них есть сотрудники. К этому нужно готовиться, нужно советоваться с бухгалтерами, с людьми, у которых уже есть бизнесы, чтобы сразу не пролететь и все деньги тупо не тратить на налоги и какие-то другие выплаты

Павел Бор: Но ведь существуют какие-то фискальные преференции в законопроектах, или они не используются в правоприменительной практике?

Евгений Гришаков: Это зависит от направления стартапа.

Павел Бор: Вот конкретно в вашем случае? Вы говорите, что с открытием новой компании сразу появится фискальная нагрузка, регулятивная нагрузка. Но ведь вы попадаете в некий классификатор стартапов, где вам могут, например, отсрочить налоговые поступления, какие-то взносы в фонды, или вы идете на общих основаниях?

Евгений Гришаков: Нет, мы идем на общих основаниях. Основные налоги мы платим по упрощенной системе налогообложения, и мы еще оплачиваем налоги на наших сотрудников. Никаких льгот нам не предоставляется. И вообще для услуг в Новосибирской области достаточно сложно выбить какие-то льготы, гранты и тому подобное. В основном это касается производств под покупку основных средств, оборудования. В нашем же случае этого нет.

Павел Бор: В модели финансирования, которую обычно применяют в стартапах, могут быть разные методы: это может быть партнерство, заемный капитал, гранты, бизнес-ангелы. Какую модель вы в своем стартапе изначально рассматривали, и какая модель в итоге стала для вас наиболее приемлемой?

Евгений Гришаков: Я перепробовал все те методы, которые вы перечислили, и пришел к следующему выводу: так называемое бизнес-ангельство, когда у тебя есть партнер, который участвует только деньгами, а не своими знаниями, и он не помогает тебе в оперативной деятельности, такой вариант мне показался самым недейственным.

Павел Бор: Почему?

Евгений Гришаков: Когда у меня еще не было никакого опыта, я нашел инвестора, и мы пытались организовать дело, но так получилось, что оно прогорело. Я потом анализировал, почему так случилось, и сделал вывод, что основная причина была в том, что у меня не было никакого опыта в этом.
Если бы у меня был партнер, и мы вместе с ним вложили какое-то определенное количество средств, то, наверное, было бы больше шансов, что дело не прогорит, чем когда я действовал один, а второй человек только вкладывал деньги. Особенно это чувствуется на старте.
Второй вариант – подзаемные средства – уже более реальный. Если вы открываете какой-то небольшой бизнес, когда вам нужно буквально 100 тысяч на аренду офиса, покупку оборудования, оформление сайта, настройку рекламы, то искать для этого партнера или бизнес-ангела, естественно, нет смысла. Можно это сделать самостоятельно за небольшие средства. Еще заемные средства очень хорошо работают в более крупных проектах, например, в открытии магазинов, которые потом можно сдавать в аренду. Я, собственно, этим и занимаюсь. Ну, а самый, на мой взгляд, действенный метод – это, конечно, партнерство, особенно, если вы начинаете заниматься тем делом, в котором вы недостаточно компетентны. В этом случае лучший вариант – найти человека, который в этом разбирается, взять его в долю и, естественно, совместно вкладываться в тех же долях, в которых вы открываете бизнес. Это самый оптимальный вариант.

Павел Бор: Вы упомянули заемный капитал, в связи с этим у меня возникает вопрос: насколько сейчас охотно банки идут в стартапы, учитывая последние события на банковском рынке, учитывая отзывы лицензий, какую-то непонятную чистку банков, и какую перспективу банки видят в этом?

Евгений Гришаков: На самом деле в стартапы банки идут очень неохотно. Скажу честно, у нас так и не получилось взять кредит на организацию ни под один стартап. Единственный вариант, если у вас сумма в пределах разумного, то вы можете взять кредит на себя. Для стартапера, как это ни печально, в основном только такой вариант и остается – вы берете кредит на физлицо и на него начинаете свою деятельность.

Павел Бор: Иными словами, банки пока не доверяют стартапам?

Евгений Гришаков: Да. Потому что всегда либо нужен поручитель, либо нужно все это делать под залог каких-то средств. Есть, конечно, варианты привлечения средств с помощью фонда поддержки, правда, я точно не помню, как он называется. У нас в Новосибирске такой фонд активно действует, но они обеспечивают залог кредита порядка 60-70% в зависимости от вида вашей деятельности, но на 30-40% залог должен быть вашим. Получается, у вас должна быть либо какая-нибудь дорогая новая машина, либо…

Павел Бор: Либо имущество – движимое и недвижимое, да?

Евгений Гришаков: Совершенно верно. Но я думаю, что закладывать под бизнес свою квартиру – это очень плохой вариант, поэтому лучше его не рассматривать.

Павел Бор: Как вы думаете, почему банки с таким недоверием относятся к стартапам?

Евгений Гришаков: Ну, их можно понять. Если бы я был банкиром, я бы тоже задумался над этим, потому что шанс, что кредит в данном случае не будет возвращен, очень высок. Человек начинает свое дело, и здесь нужно применять совсем другие методы. Нужно изучить, чем этот человек занимался, какой у него опыт. В общем, я думаю, что банкам намного сложнее выдавать кредиты стартаперам, чем физлицам, наверное, поэтому и есть такой перекос.

Павел Бор: Сейчас достаточно бурно развивается такой механизм как краудфандинг. Это означает, что есть сервисы, которые помогают людям собирать деньги, проще говоря, это как бы некие коллективные кассы. По сути это явление активно развивается уже 3-4 года, и там уже реализовываются достаточно серьезные проекты. Как Вы думаете, может ли российский стартап, отрасль стартапов выехать на этом? Ведь за рубежом, в цивилизованном западном капиталистическом мире почти каждый 2-3-й стартап основывается именно с помощью сервисов краудфандингов.

Евгений Гришаков: Я не знал, что существует такая статистика, но в целом это отличный способ финансирования стартапа. Во-первых, вы уже получаете определенное количество клиентов, которые верят вам и покупают вашу продукцию. Это замечательный вариант, и схема, на мой взгляд, работает, естественно, при определенных навыках презентации. Конечно, это будет работать только под какую-то очень интересную идею, будь то какая-то технологическая разработка или что-то, связанное с программным обеспечением, или какая-нибудь игра.

Павел Бор: Вы рассматривали для себя вариант размещения заявки на таких платформах?

Евгений Гришаков: Да, но, конечно, не в случае с хостелом. Одно из наших направлений – создание небольших игр под мобильные платформы, под браузерные игры, и такой вариант мы рассматривали и до сих пор рассматриваем. В принципе, эта схема работает. Я постоянно анализирую тот же kickstarter и вижу очень много интересных проектов. Даже если вы не планируете в этом участвовать, вы можете просто зайти и найти для себя на этом сайте много нового. У людей там очень много свежих идей.

Павел Бор: Выступали ли Вы в роли некого соинвестора в каком-нибудь из проектов?

Евгений Гришаков: Да. Это в основном небольшие проекты, связанные с игровой деятельностью.

Павел Бор: Евгений, почему Вы стали заниматься именно хостелами? Ведь эта идея не новая, и по сути это рынок гостиничного бизнеса, а рынок гостиничного бизнеса достаточно зарегулирован. Почему вы выбрали нишу, не вполне понятную, скажем так, для бизнеса, но вполне понятную для людей, и в чем ваши отличия от конкурентов? Иными словами, как вас пустили на этот рынок?

Евгений Гришаков: Когда мы выбирали хостелы, конечно, мы не анализировали конкурентную составляющую просто потому, что она в Новосибирске отсутствовала. На тот момент мы не думали, что мы можем когда-нибудь выйти на просторы России, охватить несколько городов, просто нам нравилась сама идея.
Мы хотели, чтобы приезжали иностранцы, чтобы мы с ними общались, и, в общем-то, у нас это получилось. К нам до сих пор постоянно приезжает много иностранцев, особенно летом, когда тепло. Что же касается конкуренции с гостиницами, то, конечно, конкуренции как таковой не получается, потому что мы находимся в совершенно разных ценовых категориях.
А что касается законодательства, то до текущего момента все получалось достаточно хорошо, потому что все-таки хостелы – это не мини-гостиницы. У нас есть возможность размещаться в квартирах, соблюдая определенные нормы, что позволяет нам экономить на аренде и в то же время оказывать достаточно недорогую услугу людям.
Получается, что такой хостел – это даже отчасти социальный бизнес, потому что хостелы позволяют путешествовать людям с небольшими доходами. Если раньше люди ехали в какой-то город, то это было целым приключением. Говорили, что дешевле съездить в Турцию, чем проехаться по Золотому кольцу России. Сейчас же ситуация меняется, и человек буквально за тысячу рублей может жить в хостеле 2-3 дня и познакомиться с целым городом.
В хостеле вам расскажут, что нужно посетить, куда не стоит идти, могут еще и сходить с вами. То есть у вас получается не просто интересный, но еще и достаточно полезный отдых, плюс есть еще возможность пообщаться с иностранцами. Поэтому, конечно, хостел – достаточно интересный бизнес, который позволяет узнавать много нового.

Павел Бор: Соглашусь с Вами. Но Вы упомянули, что ваши основные источники в плане размещения гостей – это все-таки жилые квартиры. Правильно?

Евгений Гришаков: Если это небольшие города, то, конечно, для наших франчайзи мы советуем использовать квартиры. Если же это нежилое помещение, то это на текущий момент выгодно только в случае большого хостела. У нас в Новосибирске это примерно от 50-60-ти мест, и в этом случае можно использовать нежилое помещение, и площадь его должна быть около 200-250 квадратных метров, тогда это может быть интересно.

Павел Бор: Если говорить о квартирах, что уж греха таить, это же достаточно неприятно для соседей, и они, как правило, недовольны. Как вы боретесь с таким социальным возмущением? Ведь, по сути, происходит постоянная миграция людей там, где старушки знают каждого соседа в лицо.

Евгений Гришаков: Мы разработали план действий, чтобы этого не допускать. При выборе квартиры мы соблюдаем несколько правил. Во-первых, желательно, чтобы это был 1-й, 2-й или 3-й этаж, и чтобы под нами были нежилые помещения. Ведь основной шум идет в нижние квартиры, когда, допустим, человек приехал, бросил сумку на пол, и от этого проснулись соседи снизу. Поэтому первое, что мы стараемся делать, это искать такие квартиры, которые не помешали бы нашим соседям.
Второе – нужно смотреть на сам дом, потому что бывают дома с плохой шумоизоляцией, в которых даже соседи мешают друг другу. Нам такие дома, конечно же, не подходят. Как ни странно, очень часто новые дома бывают такими.
Также мы проводим работу с нашими администраторами. У нас есть четкий свод правил для гостей, каким образом им нужно себя вести. У нас нельзя пить, нельзя курить. У нас есть четкие правила, когда нужно ложиться спать. И если гость не спит, он должен тихонько сидеть и никому не мешать. За этим, опять же, следят администраторы, которые находятся в хостеле 24 часа в сутки.
Но проблемы все же периодически возникают. Если происходит что-то экстренное, наша охрана приезжает, утихомиривает человека, который шумит, и выводит его из хостела. Нужно понимать, что в хостеле люди тоже хотят спать, и если соседи не спят, значит, и в хостеле не спят. Это означает, что такой хостел будет работать очень плохо. Люди ведь приезжают в хостел не просто пообщаться, потусить, но при этом еще и выспаться. Вот для этого, во-первых, нужно грамотно выбрать квартиру с хорошей шумоизоляцией, а второе – необходимо работать с гостями и с администраторами.

Павел Бор: Последние 2 года государство декларирует свои намерения в поддержку малого предпринимательства, в поддержку новых компаний. Даже Премьер-министр пытался продавить законопроект об отмене налогов для вновь открывшихся индивидуальных предпринимателей, но пока это не получилось. В связи с этим у меня вопрос: насколько государство активно присутствует, реально присутствует деньгами, какой-то помощью на региональном уровне? Конечно, мы не делаем сравнение с федеральным уровнем, здесь немножко другое, но вот насколько на региональном уровне государство действительно хочет помогать малым предприятиям? Ведь ни для кого не секрет, что в регионах бюджет пополняется не так быстро, как в федеральных округах.

Евгений Гришаков: С финансовой точки зрения, как я и говорил, здесь только оказывается помощь с кредитом, либо можно увидеть гранты под остальные средства как такую активную поддержку. Можно еще отдельно получить небольшую сумму, порядка 80-70 тысяч, под свой бизнесплан. Это, в принципе, тоже хорошая стартовая площадка для тех, кто хочет открыть небольшой бизнес. С финансовой точки зрения это, пожалуй, все.
А чем действительно государство помогает – это организацией всевозможных молодежных обучающих программ. В этом и мы периодически участвуем, помогая тем людям, которые только начинают свой бизнес. Например, в Новосибирске это проходит на достаточно хорошем уровне, и люди действительно обучаются.
В обучении принимают участие уже действующие бизнесмены, которые приходят и рассказывают о том, чем и как они занимались. Результатом обучения становится какой-то готовый бизнес-план, бизнес-проект, который и презентуется бизнесменам на итоговом заседании, где уже бизнесмены оценивают проект и вносят какие-то поправки и предложения, исходя из своего личного опыта. Вот в этом, пожалуй, государство на самом деле помогает. Это достаточно интересно реализовано и у нас в Новосибирске, и в других регионах.

Павел Бор: Хочется понять, это происходит на уровне муниципалитетов, на уровне губернатора или на каком-то другом уровне власти? Насколько централизована эта поддержка?

Евгений Гришаков: Честно говоря, я не обладаю здесь полной информацией, но мне кажется, что это происходит на уровне муниципалитета, потому что поддержка, как правило, приходит от муниципальных властей. На этом моя информированность в этом вопросе заканчивается.

Павел Бор: Как Вы думаете, стоит ли человеку, который начинает стартап, сразу думать про модель франчайзинга, или все-таки сначала нужно немножко нарастить бизнес? Ведь мы знаем, что на рынке стартапов существуют компании, которые имеют 1-2 своих собственных головных заведения, а оставшаяся модель развивается исключительно на франшизе. Вот на ваш взгляд, имея опыт франшизы и открытия собственных единиц, как вы думаете, где здесь люди обычно подвергаются наибольшим рискам?

Евгений Гришаков: Если вы только начинаете стартап, свой бизнес, то, конечно, думать о франшизе преждевременно. Возможно, стоит о ней подумать, когда вы выбираете направление, в котором хотите развиваться, но продавать франшизу на первых же этапах точно не стоит.
У вас должна быть под собой какая-то основа, должно быть четкое руководство к действию, должна быть технология продаж, технология привлечения клиентов. У вас должна быть какая-то ценность для франчайзи, если вы в дальнейшем собираетесь получать роялти и как-то помогать своим франчайзи. Поэтому необходимо сначала стать на ноги, увидеть какую-то бизнес-модель в этом, потому что, как правило, франшиза хорошо работает, когда с высокой долей вероятности франчайзи не обанкротится, и он будет получать свои деньги, на которые вы их ориентируете.
Но и не надо забывать, что франчайзи бывают разными. Как бы мы ни старались отбирать себе партнеров, все равно попадаются люди с опытом и без опыта, попадаются более инициативные и менее инициативные. Поэтому необходимо, чтобы ваши процессы работали практически при любом раскладе.
Но и франшизу надо рассматривать не просто как источник дополнительных средств, заработка. Все-таки в первую очередь франшиза – это развитие вашего бизнеса, расширение его масштабов, чтобы мы были представлены уже не только в Новосибирске, чтобы у нас была уже какая-то сеть, и чтобы мы могли действовать как полноценная сеть за пределами одного города.
Сейчас наша задача – охватить по возможности все «миллионники», города от пятисот тысяч жителей до миллиона, и это позволит нам ввести единую систему бронирования, единый колл-центр. Это позволит нам работать с федеральными компаниями, которые организовывают туристические поездки. Для нас это возможность загрузить все наши хостелы намного больше, чем мы можем это делать сейчас. Я думаю, что вот в этом ключе и надо рассматривать франшизу.

Павел Бор: В вашем текущем портфеле какой процент собственно открытых хостелов и какой процент франшиз?

Евгений Гришаков: Собственных 15%.

Павел Бор: То есть ваша модель все-таки более ориентирована на франшизы?

Евгений Гришаков: Да.

Павел Бор: Какое у вас сейчас суммарное количество хостелов, включая франшизы?

Евгений Гришаков: Сейчас у нас 17 городов, 17 франшиз.

Павел Бор: Вы планируете выходить на самые «вкусные» рынки – Москва, Санкт-Петербург?

Евгений Гришаков: На настоящий момент в Москве мы не представлены. Мы сейчас ищем партнеров и рассматриваем вариант, что в случае, если мы не найдем партнера, мы, возможно, самостоятельно выйдем туда. Заявок-то больше всего из Москвы, но найти хорошего сильного партнера мы пока не можем, это у нас еще в процессе. По Санкт-Петербургу – там у нас очень хороший партнер, и у нас уже есть два хостела, так что, в принципе, по Петербургу у нас вопрос закрыт, там идет развитие.

Павел Бор: Несколько лет назад правительство достаточно активно вышло на рынок стартапов, создав бизнес-школу «Сколково». Было очень много шума, и все об этом знают. Приглашены и до сих пор приглашаются маститые, именитые люди, затрачено огромное количество бюджетных, я подчеркиваю, средств, которые могли быть направлены на решение более насущных социальных проблем. Но мы сейчас не об этом.
Вы пытались каким-то образом попасть, зацепиться в бизнес-школе «Сколково», которая уже, в принципе, распиарилась на весь мир? Там все-таки представлены огромные деньги, там представлены те инвесторы, которым в принципе интересно. И сейчас статистика показывает, что количество запросов на хорошие стартапы существенно выше их предложения. Вы согласны с этим утверждением?

Евгений Гришаков: Да, с этим утверждением я согласен. Честно говоря, в школу «Сколково» я никогда не хотел, потому что у нас нет потребности в финансировании в таких огромных размерах, а возможность найти финансирование в пределах тех денег, которые нам нужны, в Новосибирске у нас есть. То есть нам средств хватает.

Павел Бор: Каков временной цикл по вопросам финансирования? Вот человек послушает интервью и решит завтра заняться неким делом своей жизни, неважно, в каком регионе. На Ваш взгляд, сколько по времени занимает цикл от момента возникновения идеи до момента реального получения финансирования одним из тех путей, которые мы обсуждали?

Евгений Гришаков: На самом деле, если ни на что не отвлекаться и заниматься только этим, я не думаю, что должно уйти больше времени, чем пару месяцев. Идею необходимо закрепить, нужно написать какой-то план действий, обоснование инвестиций. Должна быть прописана какая-то окупаемость, понятная модель бизнеса. Я думаю, что описав это, нужно идти и искать деньги, и ничего сложного в этом нет. Я думаю, что это займет от одного до трех месяцев.

Павел Бор: Слово «стартап» очень модное. Но сейчас, как вы знаете, Государственная дума борется с иностранными словами в лексиконе. Слово «стартап» также пришло к нам из-за рубежа. Каждая компания желает назвать себя стартапом. Вот как Вы думаете, что реально отличает компанию от стартапа и от обычного открытия какого-то бизнеса? Ведь, по сути, это и то, и то. Ты открываешь дело, и ты занимаешься чем-то новым, но при этом кто-то себя называет «стартапом», а кто-то себя называет просто «бизнесом».

Евгений Гришаков: Когда в России только начиналось движение стартаперов, в основном стартаперами были люди, которые делали совершенно новые проекты в интернете, или это была какая-то новая технологичная разработка. Можно сказать, что такие люди имели право называть свой начинающий бизнес стартапом, то есть эти люди делали что-то действительно новое.
Наверное, называть стартапом новую компанию по клинингу или даже новый хостел не совсем правильно. Это просто начинающий бизнес. В моем понимании стартап – это когда люди делают что-то принципиально новое, совершенно отличающееся от того, что было до этого, и, наверное, с определенной долей риска. Все-таки риск у таких проектов выше, чем у проектов стандартных, но и возможности роста у них намного выше в случае успешной идеи. Я думаю, вот такие проекты могут называться стартапами.

Павел Бор: Как Вы считаете, какие ошибки могут допускать люди, которые хотят открыть некое дело, условный стартап? Какие советы Вы можете дать этим людям? На что в первую очередь им нужно обращать свое пристальное внимание?

Евгений Гришаков: Начинающим стартаперам я бы посоветовал, первое, найти ту сферу, в которой вы разбираетесь, где вы эксперт, тогда вам будет намного проще действовать, особенно на самом старте. Вы сможете заменять большое количество сотрудников, пока у вас не будет возможности их нанимать. Это первое.
Второе – желательно не просто разбираться в этой сфере, но еще и любить то, что вы делаете. Наверно, это такой банальный совет, но в будущем, когда вы уже добьетесь каких-то определенных финансовых успехов, конечно, будет важно то, насколько вам нравится ваше занятие. Либо вы наймете большое количество персонала и перестанете заниматься этим делом, тогда оно перестанет развиваться, либо, если вам это нравится, вы будете вкладывать в него всю душу, и оно будет развиваться дальше.
Ну, и третье – кроме всего этого необходимо составить какой-то план, то есть работать не бездумно, не с закрытыми глазами, а в соответствии с составленным на ближайшие месяцы планом. Не надо его делать на 5 лет или на год, для начала хватит на полгода, и начинайте по нему действовать.
Ну, и четвертый совет – побыстрее выйти из рутинных действий, то есть направлять все свои действия на делание денег, на так называемый манимейкинг. Не стоит заниматься, чем попало, всегда одергивайте себя. Если вы занимаетесь, чем попало, то наймите себе помощника, пусть он этим занимается. Ваша же задача – как можно больше генерировать денег. Я думаю, этого достаточно.

Павел Бор: За последние 5 лет мы знаем истории, когда стартап, начиная свою деятельность в России, очень быстро перебирался «за бугор». Яркий тому пример – Viber, который написан, насколько мне известно, белорусами. Сейчас это крупная мировая компания, которую уже купил Facebook. Почему все-таки у людей нет патриотизма? Почему люди, начиная стартапы в России и добиваясь каких-то начальных успехов, не остаются здесь? Почему они не развивают свою страну, не поднимают предпринимательский дух? Почему люди стараются убежать со своим капиталом?

Евгений Гришаков: Ну, я считаю, что не все стараются убежать. Есть огромное количество русских стартапов, которые остаются, которые развиваются внутри страны. Стартапам нужен рост, и поэтому очень часто фокус деятельности смещается из России в другие страны. Сейчас очень интересен стартап LinguaLeo, им Россия тоже охвачена, и у них уже смещается прицел на другие страны. Так что я не считаю, что все убегают из России. Я вот никуда не бегу, мне все нравится.

Павел Бор: Это хорошо, что Вы никуда не бежите. Нет, ну, конечно, мы не говорим буквально обо всех, мы говорим о большинстве людей, чьи стартапы именно прибыльны, именно успешны.

Евгений Гришаков: Конечно, когда почитаешь о том, за какие суммы покупают стартапы, становится понятно, что, развивая стартап в пределах только России или находясь только в России, вы не сможете выйти на тех людей, которые в итоге смогут купить ваш стартап за бешеные деньги или помогут вам развиться до небывалых высот.
Наверное, поэтому все хотят ехать в Кремниевую долину, чтобы посмотреть, ощутить это все. Все-таки у нас атмосфера, ну, не такая стартаперская. Думаю, что, скорее всего, вот за этим и едут, чтобы сохранить мотивацию, чтобы хотелось расти еще дальше, а не погрязнуть в российских реалиях.

Павел Бор: Может быть, это связано с нежеланием нашего государства и с желанием другого государства оказывать реальную поддержку стартапам?

Евгений Гришаков: Ну, не знаю, какую роль в Америке сыграло то, что у них государственная поддержка. Честно говоря, я не обладаю такой информацией. Мне кажется, все-таки не нужно все взваливать на государство, нужно самим больше делать.

Павел Бор: Соглашусь с этим. В той же Америке все-таки преобладает больше смешанная модель – государственно-частное партнерство. Государство оказывает поддержку на каком-то первичном этапе, но в любом случае развитие идет на деньги инвесторов.
Совершенно очевидно, что российская математическая школа одна из лучших в мире. Даже, несмотря на тот упадок образования, который сейчас есть, она и по сей день остается в лидерах. Студенты наших ВУЗов выигрывают математические олимпиады и уезжают потом работать программистами.
У руля почти каждого технического стартапа находятся люди – выходцы из России или стран СНГ, или это люди, которые родились уже за рубежом, но их родители граждане России, граждане СНГ. Наше государство очень хочет и последние 2-3 года активно пытается предложить какие-то преференции, которые заставят людей вернуться сюда.
Есть примеры, когда люди возвращаются в то же Сколково, но это буквально точечные примеры, и это все-таки локально и, может быть, даже показушно. А если говорить про тенденцию… Если бы Вы сейчас находились на Западе с вашим стартапом, то что должно было бы предложить государство, чтобы Вы вернулись?

Евгений Гришаков: Ну, если человек уехал, то тратить силы на то, чтобы он вернулся, я думаю, не стоит. Ведь если человек уехал, значит, он принял для себя какое-то решение, и возвращение будет для него означать некий шаг назад. На мой взгляд, вернуть его намного сложнее, чем вырастить нового. Я не знаю, что меня заставило бы вернуться. Скорее всего, ничего. Если я уже принял решение, то я там и останусь.
Поэтому лучше бы государство занималось созданием таких условий, чтобы у людей просто не было стимула уезжать за границу. И в первую очередь это касается образования. Сколково – это, конечно, хорошо, но есть еще огромное количество ВУЗов, которые стоит поднимать и развивать, чтобы и у нас были такие хорошие примеры, как за границей те же Стенфорды.

Павел Бор: Евгений, если бы у Вас завтра появилась реальная возможность заниматься развитием стартапов в вашем конкретном регионе на правительственном уровне, с чего бы Вы начали?

Евгений Гришаков: Наверное, я бы начал, как я и говорил, с обучения. У нас уже первые шаги в этом направлении сделаны. Скорее всего, я бы выбрал один из ВУЗов, например, Новосибирский государственный университет, и занялся бы его развитием. То есть это что-то вроде кампуса, то есть это должен быть какой-то обособленный небольшой городок, в котором поддерживался бы тот дух, который мы не можем создать повсеместно.
Пусть это будет для начала какой-то небольшой участок, где я бы создавал все условия для развития. Вы говорили, что у нас очень много хороших программистов, математиков. Вот этим и нужно воспользоваться. Необходимо создать для них условия не только для обучения, но и для дальнейшего трудоустройства, и для создания каких-то стартапов. Вот этим я бы и занялся.

Павел Бор: Если говорить о найме людей в ваш стартап, испытываете ли вы здесь трудности? Насколько люди верят некому иностранному слову «стартап»? Насколько они готовы работать? Я полагаю, что основной персонал – это все-таки молодежь до 30 лет.

Евгений Гришаков: Да, это молодежь до 30 лет. Если работа не требует каких-то особых знаний, то найти такого человека несложно. На самом деле люди хотят работать, людям интересно работать. Если это интересное дело, да еще есть общение с иностранцами, то люди идут достаточно охотно.
Другой вопрос, когда дело касается чего-то более сложного, каких-то более ответственных должностей. Здесь, конечно, выбор у нас не так уж и велик, особенно среди молодежи. Тут, конечно, возникают определенные сложности.

Павел Бор: А почему молодые люди идут неохотно? Они выбирают какую-то более стабильную работу, или же что?

Евгений Гришаков: Сложно сказать. Наверное, в рамках небольшой компании вероятность того, что она вырастет в какую-то крупную корпорацию, и внутри этой корпорации будет существенный рост, достаточно низкая. Она намного ниже, чем если пойти в тот же «Марс» или «Сникерс» и там работать и развиваться. Там практически безграничные возможности.
Другой вопрос, что если вы идете в стартап, то у вас развязаны руки, и все ждут от вас инициативы. То есть там совсем другой принцип работы. Поэтому необходимо искать инициативных людей, пусть они даже будут не такие опытные, как хотелось бы.

Павел Бор: Возвращаясь к плану действий, если человеку пришла идея сегодня, завтра, послезавтра – неважно, реализовывать себя в том, в чем он хочет, но у него нет никакого понимания, как ее реализовать, какие, по-вашему, есть 3 золотые правила: как, где и сколько?

Евгений Гришаков: В первую очередь я бы подумал не как, а где. То есть где – имеется в виду, выбрать нишу и посмотреть, насколько она рабочая. Нужно изучить спрос, предложение, и сделать для себя какие-то выводы. Нужно посмотреть, есть ли возможность недорогой рекламы в том же интернете. Может быть, конкуренты пока еще недоросли до современной интернет-рекламы.

Павел Бор: Вот вы говорите – изучить, посмотреть. А как человеку это все понять? Ведь, как говорится, все мое – все хорошее. Как человеку понять, стоит ли в этом направлении развиваться? Ему, например, нравится лепка. Он лепит – и ему хорошо. Но он же не знает, примет ли это рынок. Есть ли какие-нибудь шаги, чтобы человеку понять, стоит ли овчинка выделки?

Евгений Гришаков: Первое – я бы посмотрел на наличие конкурентов. Если они есть, это, как ни странно, очень хорошо. Значит, людям это интересно, осталось просто их обойти.
Второе – раз вы стартапер, раз вы только начинаете, и ваша деятельность связана с продажей чего-либо, то, скорее всего, вам необходимо пользоваться интернет-рекламой. Поэтому я бы зашел в Facebook и ВКонтакте, посмотрел, есть ли там группы со схожей тематикой, посмотрел бы в Яндексе по вашим запросам, что у вас там находится, посмотрел, есть ли там возможность запустить недорогую рекламу, такую как контекстная реклама, эффективность которой очень легко отслеживается. То есть необходимо изучить, можно ли в интернете недорого себя продвинуть.
Если первое и второе в вашу пользу, то третье – я бы посмотрел на сам продукт, насколько он маржинальный, насколько высокий средний чек. Если товар с маленьким средним чеком, и его нужно очень много продавать, то я бы задумался и, возможно, поменял бы нишу, пока не поздно. Потому что, конечно, всегда проще продать один раз на тысячу рублей, чем тысячу раз по одному рублю, особенно, если это связано с рекламой, то есть, продвигая продукт самостоятельно, а не через какие-либо тендеры. Наверное, я бы действовал вот таким образом.

Павел Бор: Евгений, как Вы считаете, какие Ваши качества помогают Вам развиваться, а какие качества Вас «стопорят»?

Евгений Гришаков: Ну, у меня есть такое качество как решительность. То есть я предпочитаю недолго думать и быстро делать. Но это как хорошо, так и плохо. Ведь иногда нужно посидеть лишний денек, чтобы потом на месяц быстрее все закончить. Иногда мне этого не хватает. Мне, конечно, стоит над этим поработать.

Павел Бор: Вы принимаете решения исключительно самостоятельно или все-таки прислушиваетесь к людям в вашем окружении?

Евгений Гришаков: Нет. Я, безусловно, прислушиваюсь. Я понимаю, что нужно прислушиваться к другим, и нужно доверять людям, особенно своим сотрудникам. Поэтому, если я получаю какие-то противоположные моему мнения, я тогда уже сажусь и думаю, насколько мое мнение взвешено, насколько оно правильное, и потом я делаю какие-то выводы.

Павел Бор: Евгений, я благодарю Вас за сегодняшнее интервью. У меня в гостях был Евгений Гришаков, генеральный директор сети хостелов «Достоевский». Мы говорили про стартапы. Друзья, занимайтесь любимым делом, инвестируйте, начинайте! Ну, а пока – пока!

Последний раз редактировалось Павел Бор; 28.07.2014 в 19:38.
Павел Бор вне форума  
Сказали спасибо 5 раз(а):
INVEST01 (19.07.2014), JeanOr (23.07.2014), morg (16.07.2014), mysilver (02.08.2014), tiu-bik (18.07.2014)
Старый 22.07.2014, 16:46
#2
Представитель проекта: "Инвестомания"
 
Аватар Павел Бор
 
Имя: Павел
Пол: Мужской
Возраст: 32
Адрес: Москва
Инвестирую в: Другое
Регистрация: 12.06.2014
Сообщений: 133
Благодарностей: 212
УГ: 0
КП: 0.464
Автор темы Re: Инвестомания (026): Стартапы: Инвестиции в сон

Добавлена текстовая версия интервью
Павел Бор вне форума  
Ответить
Войдите, чтобы оставить комментарий.
Сообщения прочитаны и/или просмотрены Сегодня, 04:23
Опции темы

Быстрый переход
Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Лучшие стартапы года Goodgod Инвестирование в стартапы 48 17.02.2017 18:58
Инвестомания (002): Инвестиции в СДЛ - это ходьба по минному полю. Александр (Noxon) INVEST01 Интервью 44 21.10.2012 18:19
Инвестирую в стартапы и проекты bober1978 Список инвесторов 1 12.01.2011 21:04


Случайные темы
Аватар upline
Дроны и Интернет вещей помогут российским фермерам
От upline в разделе «Новости в мире финансов и инвестиций»
Аватар varges
Финставки
От varges в разделе «Прогнозы от пользователей»
Аватар Сияра
Каспер
От Сияра в разделе «Список интернет мошенников»
Аватар moskva
Работать меньше: В Финляндии хотят ввести 6-часовой рабочий день
От moskva в разделе «Новости в мире финансов и инвестиций»
Аватара нет
Прогнозы от alexing
От alexing в разделе «Прогнозы от пользователей»
Аватар TheGOLDskull
investriogroup - investriogroup.com
От TheGOLDskull в разделе «Архив: Список проблемных/неактивных/закрытых программ»
.     
Пользователей
434,868
Тем
504,677
Сообщений
12,669,691

mmgp.telegram